Княжение Дмитрия Донского

Н. Костомаров

Княжение Дмитрия Донского принадлежит к самым несчастным и печальным эпохам истории многострадаль­ного русского народа. Беспрестанные разорения и опу­стошения, то от внешних врагов, то от внутренних усо­биц, следовали одни за другими в громадных размерах. Московская земля, не считая мелких разорений, была два раза опустошена литовцами, а потом потерпела на­шествие орды Тохтамыша; рязанская — страдала два раза от татар, два раза от москвичей и была приведена в крайнее разорение; тверскую — несколько раз разоряли москвичи; смоленская — терпела и от москвичей, и от литовцев; новгородская — понесла разорение от тверичей и москвичей. К этому присоединялись физические бедствия. Страшная зараза, от которой русская земля страдала в сороковых и пятидесятых годах XIV века, наравне со всею Европою, повторялась и в княжение Дмитрия с большою силою в разных местах Руси. В 1363—64 годах она поражала Нижний Новгород с его волостью, потом Переяславль, Владимир, Тверь, Суз­даль, Дмитров, Ростов, Можайск, Волок и другие города. Из описаний признаков, сопровождавших смерть пора­женных заразою, видно, что в те времена свирепствова­ло разом несколько эпидемических болезней. У одних больных делалась опухоль желез на разных частях тела; у других являлось кровохарканье; третьи чувствовали сперва жар, потом озноб. Смерть постигала больного обыкновенно в течение одного или двух дней болезни; редкие доживали до третьего дня. Живые не успевали хоронить мертвых. В одну могилу приходилось сваливать по сто и полтораста трупов. В Белозерске вымерли все жители; земля опустела. Подобное бедствие повторялось и в другие годы. В 1387 году, в Смоленске, — если только верить рассказу летописи, вероятно, преувеличенному, — был такой сильный мор, что осталось всего пять человек, которые вышли из города и затворили за собою ворота. Вслед за тем мор поразил Псков, а потом Новгород. К заразе присоединялись неоднократные засухи, как, на­пример, в 1365, 1371 и 1373 гг., которые влекли за собою голод, и, наконец, пожары — обычное явление на Руси. Если мы примем во внимание эти бедствия, соеди­нявшиеся с частыми разорениями жителей от войн, то должны представить себе тогдашнюю восточную Русь страною малолюдною и обнищалою. Сам Димитрий не был князем, способным мудростью правления облегчить тяжелую судьбу народа; действовал ли он от себя или по внушениям бояр своих — в его действиях виден ряд промахов. Следуя задаче подчинить Москве русские земли, он не только не умел достигать своих целей, но даже упускал из рук то, что ему доставляли сами обсто­ятельства; он не уничтожил силы и самостоятельности Твери и Рязани; не умел и поладить с ними так, чтоб они были заодно с Москвою для общих русских целей; Ди­митрий только раздражал их и подвергал напрасному разорению ни в чем не повинных жителей этих земель; раздражил Орду, но не воспользовался ее временным разорением, не предпринял мер к обороне против опас­ности; и последствием всей его деятельности было то, что разоренная Русь опять должна была ползать и уни­жаться перед издыхающей Ордой.

Русская история в жизнеописаниях ее глав­нейших деятелей. СПб., 1873. Первый от­дел. Вып. 1. С. 232-233.

Миниатюра: А.Намеровский. Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на ратный подвиг

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс