Василий Шуйский в сане государя

Н. Костомаров

[…] Василий Шуйский был совершенною противопо­ложностью этому загадочному человеку. Трудно найти ли­цо, в котором бы до такой степени олицетворялись свой­ства старого русского быта, пропитанного азиатским за­стоем. В нем видим мы отсутствие предприимчивости, бо­язнь всякого нового шага, но в то же время терпение и стойкость — качества, которыми русские приводили в изумление иноземцев; он гнул шею перед силою, покорно служил власти, пока она была могуча для него, прятался от всякой возможности стать с нею вразрез, но изменял ей, когда видел, что она слабела, и вместе с другими топ­тал то, перед чем прежде преклонялся. Он бодро стоял перед бедою, когда не было исхода, но не умел заранее избегать и предотвращать беды. Он был неспособен да­вать почин, избирать пути, вести других за собою. Ряд по­ступков его, запечатленных коварством и хитростью, по­казывает вместе с тем тяжеловатость и тупость ума. Васи­лий был суеверен, но не боялся лгать именем Бога и упот­реблять святыню для своих целей. Мелочный, скупой до скряжничества, завистливый и подозрительный, постоян­но лживый и постоянно делавший промахи, он менее, чем кто-нибудь, способен был приобресть любовь подвласт­ных, находясь в сане государя.

Русская история в жизнеописаниях ее глав­нейших деятелей. СПб., 1874. Вып. 3. С. 665.

Миниатюра: Василий Шуйский

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс