Мец Тирион де

Кампания 1812-го года. Воспоминания французского офицера

Кампания 1812-го года. Воспоминания французского офицера

Мец Тирион де Наконец мы достигли Москвы, предмета наших вож­делений, о котором мы говорили сто раз на день. Вид этот, который должен был преисполнить нас радостью, не произвел, однако, на нас всего ожидаемого впечат­ления. Вместо населения, которое должно было, каза­лось, жадно созерцать этих пришедших на завоевание их страны людей Запада, нас встретило мертвое молча­ние; молчание,(…)

На подходе к Смоленску французской армии

На подходе к Смоленску французской армии

Мец Тирион де Первые дни нашего марша дали нам представление печальной страны, на завоевание которой мы шли: много лесов и редкие селения, не могшие по бедности про­кармливать две армии, особенно нашу 500 000, каждый новый день вступавшую в местность, уже истощенную русской армией, которая, отступая, уничтожала и жгла за собой все средства жизни. [...] зачастую(…)

С началом отступления французской армии

С началом отступления французской армии

Мец Тирион де Те казаки, над которыми при наступлении посмеи­вались наши солдаты, на которых когда-то, не считая их числа, весело ходили они в атаку, эти самые казаки теперь стали не только что предметом уважения, но предметом ужаса всей армии, и число их при содействии придорожных жителей значительно увеличилось. Почти все придорожные крестьяне в надежде на(…)