Достоевский

“Доводы сердца” выше воли и рассудка

“Доводы сердца” выше воли и рассудка

Ф. Достоевский <…> Наш народ <…> готов забыть целые муки за одно ласковое слово. Записки из Мертвого дома // Полн. собр. соч. в 30 т. Л., 1972. Т. 4.С. 150. Н. Гоголь Поощрение слишком важная вещь для русского человека. Н.В. Гоголь — С. П. Шевыреву. 1844 // Полн. собр. соч. в 14 т. М., 1952.(…)

Воля Петра разорвала оковы России

Воля Петра разорвала оковы России

Ф. Достоевский Велик был тот момент русской жизни, когда великая, вполне русская воля Петра решилась разорвать оковы, слишком туго сдавившие наше развитие. В деле Петра (мы уж об этом теперь не спорим) было много истины. Сознательно ли он угадывал общечеловеческое назначе­ние русского племени, или бессознательно шел вперед, по одному чувству, стремившему его, но дело в(…)

Грамотность как привилегия

Грамотность как привилегия

Ф. Достоевский Известен факт, что грамотное простонародье наполняет остроги. Тотчас же из этого выводят заключение, что не надо грамотности. Логически ли это? <…> Из грамотных приходят в остроги уже отча­сти самой природой к тому предназначенные при известной обста­новке, то есть люди от природы упрямые, горячие, нервные, впе­чатлительные. На них-то грамотность и действует привилегиальными своими неудобствами(…)

Достоевский о конфликте русской традиции и реформ Петра I

Достоевский о конфликте русской традиции и реформ Петра I

Ф. Достоевский [...] Петра можно назвать народным явлением настоль­ко, насколько он выражал в себе стремление народа об­новиться; дать более простору жизни — но только до сих пор он и был народен… Выражаясь точней, одна идея Пет­ра была народна. Но Петр как факт был в высшей степени антинароден… Во-первых, он изменил народному духу в деспотизме своих(…)

Ложь допетровской, московской Руси

Ложь допетровской, московской Руси

Ф. Достоевский Допетровская Русь привлекает к себе наше внимание, она дорога нам — но почему? Потому, что там видна целост­ность жизни, там, по-видимому, один господствует дух; тог­да человек, не так, как теперь, чувствовал силу внутренних противоречий самому себе или, лучше сказать, вовсе не чувствовал; в той Руси, по-видимому, мир и тишина… Но в том-то и(…)

Народное пьянство в XIX столетии

Народное пьянство в XIX столетии

Ф. Достоевский Чуть не половину теперешнего бюджета нашего оплачивает водка, то есть по-теперешнему народное пьянство и народный разврат, — стало быть, вся народная будущность. Мы, так сказать, будущностью нашею платим за наш величавый бюджет великой европей­ской державы. Мы подсекаем дерево в самом корне, чтобы до­стать поскорее плод. И кто же хотел этого? Это случилось неволь­но,(…)

Пе­тербург. И глава, и сердце России

Пе­тербург. И глава, и сердце России

Ф. Достоевский Не таков Петербург. Здесь что ни шаг, то видится, слышится и чув­ствуется современный момент и идея современного момента. По­жалуй: в некотором отношении здесь все хаос, все смесь: многое может быть пищею карикатуры; но зато все жизнь и движение. Пе­тербург и глава, и сердце России. <…> И до сих пор Петербург в пы­ли и(…)

Русский французский язык

Русский французский язык

Ф. Достоевский Какая бездна русских на всех этих немецких водах, тем более на модных, как в Эмсе. Вообще русские очень любят лечиться. <…> В Эмсе же вы различаете русских, разумеется, прежде всего по гово­ру, то есть по тому русско-французскому говору, который свойст­вен только одной России и который даже иностранцев начал уже повергать в изумление. Я(…)

Смиреннолюбие — высшая нравственная красота души человеческой

Смиреннолюбие – высшая нравственная красота души человеческой

Ф. Достоевский Пушкин угадал самую основную суть того, что наш народ считал и считает за самую высшую нравственную красоту души человеческой: это — тихое, кроткое, спокойное (непоколебимое) смиреннолюбие — если так можно выразиться: что-то младенчески чистое и ан­гельское живет в представлении народном о том, что народ считает своим нравственным идеалом. Примечание к статье Д.В. Аверкиева(…)

Федор Достоевский о влиянии власти на человека

Федор Достоевский о влиянии власти на человека

Ф. Достоевский Мы — русские, а потому знаем и должны знать, что такое значит в быту нашем это соревнование властей, и есть ли хоть один из нас, который бы не перенес чего-нибудь в этом роде даже сам на себе, в своей жизни, а не то чтобы был только свидетелем. Даже смотришь, а и сами мы,(…)

Федор Достоевский о русском человеке

Федор Достоевский о русском человеке

Ф. Достоевский В русском человеке из простонародья нужно уметь отвлекать красо­ту его от наносного варварства. Обстоятельствами всей почти рус­ской истории народ наш до того был предан разврату и до того был развращаем, соблазняем и постоянно мучим, что еще удивительно, как он дожил сохранив человеческий образ, а не то что сохранив красоту его. Но он сохранил(…)

Федор Достоевский: Русский незнакомец за границей

Федор Достоевский: Русский незнакомец за границей

Ф. Достоевский Переезд из Петербурга до Берлина — длинный, почти в двое су­ток, а потому взял с собой, на всякий случай, две брошюры и не­сколько газет. Именно “на всякий случай”, потому что всегда бо­юсь оставаться в толпе незнакомых русских интеллигентного на­шего класса, и — это везде, в вагоне ли, на пароходе ли или в ка­ком(…)

Цинизм в жажде деятельности русского народа

Цинизм в жажде деятельности русского народа

Ф. Достоевский А жажда деятельности доходит у нас до какого-то лихорадочного, не­удержимого нетерпения: все хотят серьезного занятия, многие с жар­ким желанием сделать добро, принесть пользу и начинают уже мало-помалу понимать, что счастье не в том, чтоб иметь социальную воз­можность сидеть сложа руки и разве для разнообразия побогатырствовать, коль выпадет случай, а в вечной неутомимой деятельности(…)