Народное пьянство в XIX столетии

Ф. Достоевский

Чуть не половину теперешнего бюджета нашего оплачивает водка, то есть по-теперешнему народное пьянство и народный разврат, — стало быть, вся народная будущность. Мы, так сказать, будущностью нашею платим за наш величавый бюджет великой европей­ской державы. Мы подсекаем дерево в самом корне, чтобы до­стать поскорее плод. И кто же хотел этого? Это случилось неволь­но, само собой, строгим историческим ходом событий. Освобож­денный великим монаршим словом народ наш, неопытный в но­вой жизни и самобытно еще не живший, начинает первые шаги свои на новом пути: перелом огромный и необыкновенный, поч­ти внезапный, почти невиданный в истории по своей цельности и по своему характеру. Эти первые и уже собственные шаги осво­божденного богатыря на новом пути требовали большой опасно­сти, чрезвычайной осторожности; а между тем что встретил наш народ при этих первых шагах? Шаткость высших слоев общества, веками укоренившуюся отчужденность от него нашей интелли­генции (вот это-то самое главное) и в довершение — дешевку <…>. Народ закутил и запил — сначала с радости, а потом по при­вычке <…>.

Матери пьют, дети пьют, церкви пустеют, отцы разбойничают; бронзовую руку у Ивана Сусанина отпилили и в кабак снесли; а в кабак приняли! Спросите лишь одну медицину: какое может родиться поколение от таких пьяниц?

Дневник писателя. 1873 //Полн. собр. соч. в 30 т. Л., 1980. Т.21. С. 94.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс