Произвол во имя православия и народности на рубеже XVII столетия

А. Герцен

Московский народ, разжигаемый мятежными боярами, восстал во имя православия и народности, находившихся под угрозой, ворвался во дворец, зверски убил молодого царя, надругался над трупом, сжег его и, зарядив пушку прахом, развеял его по ветру.

Эти события чрезвычайно усилили начавшееся броже­ние, которое вызвало теперь лихорадочную деятельность во всем государстве. Россия всколыхнулась от Казани до Невы и Польши… Было ли это бессознательным стремле­нием народа зажить по-другому или же последней вспыш­кой отчаяния перед полной пассивностью, когда он пре­доставил правительству поступать по своему произволу вплоть до наших дней?..

Велики были смятение и гнев народа, кровь лилась повсюду. После смерти Димитрия создали второго претендента на престол, потом третьего… Один из них стоял в нескольких верстах от Москвы укрепленным лагерем, окруженный вольными русскими дружинами, польскими войсками и казаками. Области брались за оружие, одни — чтобы идти на защиту Москвы, дру­гие — на помощь претендентам на престол; Кремлев­ский дворец пустовал, не было ни царя, ни устойчиво­го правительства. Польский король Сигизмунд хотел навязать России своего сына Владислава; север России занимала шведская армия, желавшая возвести на рус­ский престол одного из своих принцев; народ выска­зался за князей Шуйских, о которых области и слы­шать не хотели.

О развитии революционных идей в Рос­сии. // Собр.соч.: В 30 т. М., 1956. Т. 7. С. 164-165.

Миниатюра: Б. Ольшанский. Посольский двор XVII века

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс