Князь Александр во времена татаро-монгольского нашествия

Н. Костомаров

Посещение монголов должно было многому научить Александра и во многом изменить его взгляды. Он познакомился близко с завоевателями Руси и понял, с какой стороны с ними ужиться возможно. Свирепые ко всему, что сопротивлялось им, монголы требовали одного — раболепного поклонения. Это было в их нравах и понятиях, как и вообще у азиатских наро­дов. Чрезвычайная сплоченность сил, безусловное по­виновение старшим, совершенная безгласность отдель­ной личности и крайняя выносливость — вот качества, способствовавшие монголам совершать свои завоева­ния, качества совершенно противоположные свойствам тогдашних русских, которые, будучи готовы защищать свою свободу и умирать за нее, еще не умели спло­титься для этой защиты. Чтобы ужиться теперь с не­победимыми завоевателями, оставалось и самим усво­ить их качества. Это было тем удобнее, что монголы, требуя покорности и дани, считая себя вправе жить на счет побежденных, не думали насиловать ни их веры, ни их народности. Напротив, они оказывали ка­кую-то философскую терпимость к вере и приемам жизни побежденных, но покорных народов. Поклоняясь единому Богу, с примесью грубейших суеверий, естественно свойственных варварскому состоянию ум­ственного развития, они не только дозволяли свобод­ное богослужение иноверцам, но и отзывались с изве­стным уважением о всех верах вообще. Проницатель­ный ум Александра, вероятно, понял также, что по­корность завоевателю может доставить такие выгоды князьям, каких они не имели прежде.

[…] Говорят, что митрополит Кирилл, услыхавши во Владимире о смерти Александра, громко сказал: «Зашло солнце земли русской». Духовенство более всего уважало и ценило этого князя. Его угодливость хану, умение ладить с ним, твердое намерение держать Русь в повиновении завоевателям и тем самым отклонять от русского народа бедствия и разорения, которые постигали бы его при вся­кой попытке к освобождению и независимости, — все это вполне согласовалось с учением, всегда проповедуемым православными пастырями: считать целью нашей жизни загробный мир, безропотно терпеть всякие несправедли­вости и угнетения, покоряться всякой власти, хотя бы ино­племенной и поневоле признаваемой.

Русская история в жизнеописаниях ее глав­нейших деятелей. СПб., 1873. Первый от­дел. Вып. 1. С. 161-162, 169.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс