Развитие торговли и промышленности в XIX веке

М. Уоллес

Развитие торговли и промышленности, конечно, обогатило торго­вые классы, но не очень изменило их образ жизни. Несмотря на но­вые условия, они во многих отношениях консервативны. Разбога­тев, русский купец строит себе хороший дом или покупает и отде­лывает вновь дом какого-нибудь разорившегося дворянина и не жа­леет денег на паркеты, громадные зеркала, малахитовые столы, ро­яли лучших мастеров и другую самую дорогую обстановку. <…> Но все эти случайные громадные затраты ничуть не нарушают течения его обычной жизни.

<…> Хозяин и семья его живут внизу, в маленьких грязных ком­натах, меблированных совершенно иначе и более для них подходя­щим образом. В обыкновенное время парадные комнаты заперты и красивая мебель покрыта чехлами. <…>

Стремление русского купца к тщеславию совершенно особого рода <…>. Он никогда не высказывает желания быть не тем, чем он есть. Он обыкновенно носит платье, указывающее на его социаль­ное положение, не пытается приобрести изящные манеры или изы­сканные вкусы и никогда не добивается чести быть принятым в то, что в России называется «обществом».

Не желая казаться иным, чем он есть, он держит себя совершен­но свободно, иногда даже с некоторым достоинством, представля­ющим приятную противоположность с напыщенными манерами тех мелких дворян, которые имеют претензию на высшее образова­ние и стараются принять внешние формы французской культуры. На своих больших обедах, правда, купец любит, чтобы между гостя­ми у него были «генералы», т. е. лица официальные, и в особенно­сти генералы с лентами; но он никогда не мечтает стать с ними на короткую ногу или получить от них приглашение. Обе стороны от­лично понимают, что ничего подобного быть не может.

<…> Замечательно, что купцы не признают иной аристократии, кроме чиновной. Многие купцы охотно дадут рублей полтораста за присутствие «действительного статского советника», который, мо­жет быть, никогда не слыхивал о своих предках, но который может показать ленту; и вместе с тем гроша не дадут за присутствие не уве­шанного орденами, не чиновного князя, хотя бы он мог возвести свою родословную до самого Рюрика.

<…> Знаков царской милости купцы добиваются и сами. Конеч­но, они не мечтают о ленте, — это превосходит их желания, — но употребляют все свои силы, чтобы получить ордена меньшей степе­ни, которые даются купечеству. Для этой цели они всего чаще под­писываются на какое-нибудь благотворительное учреждение и ино­гда заключают формальную сделку.

Россия. В 2 т. СПб., 1880. Т. 1. С. 213, 215-218.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс