Чиновничество: искусство обогащения

А. Никитенко

В Ельце, как в городе исключительно торговом, — он вел обширную торговлю крупчатой мукой — почти не было дворян. Местную аристократию составляли купцы, которые преследовали одну цель — наживы. Таким образом, все соревнование между ними ограничивалось щегольством друг перед другом, изворотливостью и плутовством, как лучшими средствами для достижения этой цели. Чиновничество соперничало с ними и в стремлении к наживе, и в искусстве обогащаться; оно повально брало взятки и обкрадывало казну. Запевалою здесь, как и подобало при таких условиях, было первое в городе чиновное лицо — городничий. Какой-то отставной полковник без ноги, он, что называется, драл с живого и с мертвого и поль­зовался соответственным почетом среди подобных себе.

<…> Набожность у этих людей не шла дальше сооружения до­машних киотов с большим или меньшим количеством икон да со­блюдения постов, не исключавших, впрочем, обжорства жирными стерлядями и расстегаями. Проходя мимо церкви или встречаясь с покойником, они широким знамением креста осеняли себе лоб и чрево, но, завидев попа, усердно отплевывались.

Но все это не исключало, по крайней мере среди купцов, ни своего рода добродушия, ни исконного свойства славян — гостеприимства, которые и являлись искупительными чертами в характере этого невежественного, закоренелого в старинных предрассудках общества. Только гостеприимство у них было тоже своеобразное, под стать их общему тону. Созывал богатый купец к себе гостей, угощал их обедом на славу, а затем приказывал запирать в доме ворота. Начиналась попойка. Никто из гостей не мог уходить домой и волей-неволей должен был напиваться до потери сознания. Не угостить или не угоститься таким образом считалось невежливостью и горькой обидой.

Записки и дневник. В 2 т. СПб., 1904. Т. 1, записки. С. 95.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс