Характер русской деревни

М. Уоллес

Такие случаи, естественно, должны изумлять иностранца и, благо­даря им, он способен произнести очень строгий приговор над рус­скими крестьянами вообще. <…> Я слышал, как эти замечания в различных формах повторялись немцами по всей стране, и в них должна быть некоторая доля правды, потому что даже знаменитый славянофил однажды публично согласился, что крестьянин имеет наклонность к клятвопреступлению (М. Уоллес имеет в виду ука­занный выше текст И.В. Киреевского. — С. И.).

Мне кажется, однако, что следует различать. Я не думаю, чтобы в обыкновенных отношениях крестьян друг к другу или к людям, пользующимся их доверием, была слишком развита привычка лгать. Только в столкновениях с начальством крестьянин показыва­ет себя искусным изобретателем лжи. В этом нет ничего удивитель­ного. В продолжение многих веков крестьяне были жертвой деспо­тической власти и безжалостного лихоимства, и, если закон не да­вал им легальной охраны, их единственным средством самозащиты должны были быть хитрость и обман.

Я думаю, что в этом заключается настоящее объяснение той «восточной лживости», о которой так много писали путешествен­ники по Востоку. Это просто результат произвола, который сущест­вует в обществе. <…>

Когда законные интересы не могут быть защищаемы правдивос­тью и честностью, благоразумный народ научается употреблять средства, которые оказываются более действительными. В стране, где закон не дает охраны, сильный защищается своею собственною силой, слабый — хитростью и двоедушием.

Россия. В 2 т. СПб., 1881. Т. 2. С. 56-57.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс