Торговые отношения Московитян в XVII столетии

С. Герберштейн

Иностранцам продают они каждую вещь очень дорого, так что просят пять, восемь, десять, иногда двадцать чер­вонцев за то, что в другом случае можно купить за один червонец. Хотя за то сами они покупают от иностранцев редкую вещь за десять или пятнадцать флоринов, тогда как она едва стоит один или два.

Если при договоре скажешь что-нибудь или не поду­мавши обещаешь, они хорошо помнят это и заставляют исполнить; если же сами, в свою очередь, что-нибудь обе­щают, то вовсе не исполняют того. Также, как только они начинают клясться и божиться, то знай, что тут скрывает­ся хитрость, ибо они клянутся с намерением провести и обмануть. Я просил одного княжеского советника помочь мне при покупке некоторых мехов, для того, чтобы меня не обманули: сколь охотно обещал он мне свою помощь, столь же долго, наоборот, держал меня в ожидании. Он хотел мне навязать свои собственные меха; между тем приходили к нему другие купцы, обещая награду, если он продаст мне за хорошую цену их товары. Ибо таков обы­чай купцов, что в купле или продаже берутся быть посред­никами и обнадеживают своим усердным содействием, получив отдельно от каждой стороны подарки. […]

Москвичи считаются хитрее и лживее всех остальных русских, и в особенности на них нельзя положиться в ис­полнении контрактов. Они сами знают об этом, и когда им случится иметь дело с иностранцами, то для возбуждения большей к себе доверенности они называют себя не мос­квичами, а приезжими.

Записки о Московии. СПб., 1866, С. 91, 98.

Миниатюра: К. Е. Маковский. Из быта русских бояр конца XVII века.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс