Общественная жизнь при Петре выражалась в собраниях людей для дела и забавы

С. Князьков

Вся общественная жизнь, поскольку она выражалась тогда в собраниях людей для дела и забавы, сосредото­чивалась около самого царя и его двора и объединяла только определенные общественные круги, т.е. по пре­имуществу военно-морские, чиновничьи, частью тор­гово-промышленные и служилых иностранцев самых различных степеней. Все они были люди очень разно­образной степени культурного развития, просвещенно­сти и образования, но одна общая черта давала этому обществу определенный характер. Это было общество людей рабочих, занятых службой государству, той пет­ровской службой, которая забирала у человека весь его досуг, все силы и требовала не показного усердия, а настоящих трудовых мозолей на руках и проникновен­ного уважения за страх и за совесть к тому делу, какое человеку выпало на долю исполнять. Было, конечно, до­вольно и «тунеядцев», по петровскому выражению, ве­ликих мастеров показывать только видимость дела, или «плутов», по его же характеристике, умевших из труда на пользу общую создавать только свое личное благо­получие. Очень пестрое по своему составу и культурно­сти, это общество отличалось в массе примитивной гру­бостью и невзыскательностью своих запросов, как в сфере умственных и нравственных требований, так и в области развлечений.

После тяжелого труда петровские дельцы искали от­дыха и веселья в шумной пирушке, которая могла пе­ребить трудовую усталость, заставить забыться. По на­следованной от предков привычке немалое значение в этом отдыхе имело «питие непомерное», а по усвоенно­му с иноземных образцов обряду, развлечение обстав­лялось новыми западными формами. Во всем этом ста­рое дедовское причудливо мешалось с новым и созда­вало необыкновенно странную, на наш взгляд, обстановку общественной жизни петровских времен, в которой московское «варварство» уживалось рядом с европей­ским «политесом». Европейское начало сказывалось, ра­зумеется, больше внешним образом, а московская ста­рина частенько выбивалась из внешнего лоска и давала себя знать действиями и выходками грубыми, несдер­жанными. Так было и в костюмах, и в нравах, и в по­ступках.

Очерки из истории Петра Великого и его вре­мени. М., 1909. С. 39, 40.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс