Насилие помещичьей и административной власти

Н. Огарев

Нерадение встречается и у отдельных собственников, большей ча­стью тогда, когда отдельная собственность так мелка, что не в состоянии прокормить семью, когда мелкого землевладельца одоле­вают долги и он не видит исхода в жизни и впадает в отчаяние. Надо предположить страшную силу характера, чтобы при таких данных человек не упал духом и продолжал бы хорошо трудиться, несмотря на безвыходность положения. А русский мужик всегда находится в безвыходном положении: барщина — розга, оброк — розга; сегодня день удобен для работы, но погонят на барщину; сегодня мужик хотел заняться каким-нибудь предприятием, но его гонят в извоз. Это для помещичьих крестьян; то же у государственных: <…> иди работать на дорогу, когда пришло время работать в поле; нейдешь — дай взятку, не даешь взятки — розга. Не в сохранении или не сохранении такого-то клочка земли он не уверен, — он не уверен в спокойствии своей жизни; все его достояние не обеспечено от насилия помещичьей и административной власти: у него руки падают, он отупел — вот отчего он нерадив. И то, что все же большинство наших крестьян не нищие, — свидетельствует только о выдержке их характера, который поддерживает человека, несмотря ни на какие насилия.

Русские вопросы. Статья третья. 1858 // Избранные социаль­но-политические и философские произведения. В 2 т. М., 1952. Т. 1.С. 161.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс