Красный террор в России. 1918 год

С. Мельгунов

Угрозы расстрелом разнообразны. И характерно, что приказы о расстрелах издаются не одним только центральным органом, а вся­кого рода революционными комитетами: в Калужской губ. объяв­ляется, что будут расстреляны за неуплату контрибуций, наложен­ных на богатых; в Вятке «за выход из дома после 8 часов»; в Брян­ске за пьянство; в Рыбинске — за скопление на улицах и притом «без предупреждения». Грозили не только расстрелом: комиссар го­рода Змиева обложил город контрибуцией и грозил, что неуплатившие «будут утоплены с камнем на шее в Днестре». Еще более выра­зительное: главковерх Крыленко, будущий главный обвинитель в Верховном Революционном трибунале, хранитель законности в со­ветской России, 22-го января объявлял: «Крестьянам Могилевской губернии предлагаю расправиться с насильниками по своему рас­смотрению». Комиссар Северного района и Западной Сибири в свою очередь опубликовал: «Если виновные не будут выданы, то на каждые 10 человек по одному будут расстреляны, нисколько не раз­бираясь, виновен или нет».

Таковы приказы, воззвания, объявления о смертной казни…

Цитируя их, один из старых борцов против смертной казни в России, д-р Жбанков писал в «Общественном враче» (1918, № 9-Ю): «Почти все они дают широкий простор произволу и усмо­трению отдельных лиц и даже разъяренной, ничего не разбирающей толпе», т. е. узаконивается самосуд.

Красный террор в России. М., 1990. С. 34-35.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс