Историко-этнографическая организация русского народонаселения

А. Щапов

Ни один русский не задумается вступить в брак с якуткою. <…> Объякутившиеся русские все говорят по-якутски; а если иногда и употребляют русский язык, то это какое-то совершенно особенное наречие: в России его не поняли бы; русские слова здесь получают совершенно новое, местное значение. Русские крестьяне, поселен­ные около Якутска, совсем разучились говорить по-русски и ничем не отличаются от якутов. Простой народ одевается совершенно по-якутски и даже забыл любимое национальное питье — русский квас. И не только образ жизни, язык, обычаи и понятия, но и сами физиономии русских в якутском крае большею частью усвоили все признаки якутской народности.

<…> Таким образом, европейско-сибирский тип русского народа на протяжении от Урала до Тихого океана многозначительно и характеристично оразноображивается — в Западной Сибири угро-финскими и татаро-калмыцкими признаками, в Юго-Восточной Сибири — монголо-бурятскими чертами, в Якутской области — главным образом якутскими.

<…> От сближения и смешения русского народа с сибирскими племенами в умственной и нравственной организации его разви­лись и усилились многие дурные, восточные свойства. Так, немало в нем татарского и монгольского. Восточная лень, флегматизм, лю­бовь к покою, умственный квиэтизм, страсть к роскоши и щеголь­ству — это уже не только русское национальное наследие, а значи­тельный прибавок монголо-татарской крови.

Историко-этнографическая организация русского народонаселения // Русское слово. СПб., 1865. Февраль. С. 95,202

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс