Граф Аракчеев и система военных поселений

А. Петров

[…] система военных поселений затрагивала интересы многих лиц. В особенности тяжела она была в первое время ее применения. Тем более не могли примириться с нею отходящие в военное поселение местности на Ук­раине, где существовали и свои старинные предания и свои права. Поэтому еще в 1817 году, когда земли быв­шего Бугского войска были обращены в военные посе­ления, там возникло волнение. […] Местами последовало сопротивление новым властям и проч.

По этому делу 64 человека было приговорено к смер­тной казни. К счастью, приговор этот не был исполнен, и дело кончилось ссылкою троих в Сибирь. Остальные, осужденные на смерть, и прочие, замешанные в беспо­рядках, были прощены.

Подобные же волнения возникли в 1818 году и в округе военных поселений Новгородской губернии меж­ду холынскими жителями при переводе их в военные поселения.

По делу было замешано 39 человек, сужденных осо­бым комитетом под личным председательством гр. Арак­чеева. 5 человек было сослано на службу в Сибирский отдельный корпус, 6 человек высланы из округа на службу в Южные поселения, а остальные, без различия лет, взяты в службу своего округа. Одного же, писаря Филипа Михайлова, за распространение слухов, бывших причиною беспорядков, и составление разных просьб, по разжаловании в солдаты велено было прогнать сквозь строй целого батальона три раза.

В том же 1818 году повторились еще большие бес­порядки в Бугской уланской дивизии.

[…] В июле месяце 1819 года военные поселяне Чу­гуевского уланского полка отказались косить казенное сено для полковых лошадей, которого нужно было со­брать для продовольствия всего полка 103 000 пудов. Не жертвуя собственным хозяйством, поселяне не могли ис­полнить этой работы и потому не шли на сенокос. Вол­нение это, начавшись в г. Чугуеве, перешло оттуда и в округ Таганрогского уланского полка. […] В это время по случаю ярмарки в Харькове собралось много народа, и волнение, возникшее в Чугуеве, передалось и в самый Харьков. 1104 человека из Чугуевского и 899 из Таган­рогского полков были арестованы. 313 человек преданы суду. […] «Не хотим военного поселения, — кричали бунтующие единогласно, с женщинами и детьми. — А Аракчееву скажите, что мы приняли непременно реши­тельные меры истребить его…»

[…] Военный суд приговорил 275 человек «к лишению живота». Граф Аракчеев отменил предполагавшуюся бойню, утвердив подвергнуть виновных наказанию шпицрутенами «каждого через тысячу человек, по две­надцать раз».

[…] Страшная экзекуция была произведена 18 августа в г. Чугуеве, куда по приказанию графа Аракчеева были собраны все арестованные любоваться предстоящим зре­лищем. При этом блистательно была доказана бесполез­ность подобного зверского наказания. Вот что пишет граф Аракчеев императору в письме от 24 августа: «Ожесточение преступников было до такой степени, что из сорока человек только трое, раскаявшись в своем преступлении, просили помилования — они на месте же прощены; а про­чие 37 человек наказаны», потому что не хотели быть про­щенными, и многие из них умерли под розгами, не прося пощады. «Но сие наказание не подействовало на осталь­ных арестантов, при оном бывших, — пишет гр. Аракчеев, — хотя оно было строго и примерно. По окончании сего наказания опрошены были все ненаказанные арестанты, каятся ли они в своем преступлении и прекратят ли свое буйство? Но как они единогласно сие отвергли, то…» — и начались новые истязания.

Устройство и управление военных поселений в России. 1809-1826 // В кн.: Граф Аракчеев и военные поселения. СПб., 1871. С. 146-147, 149—150.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс