Из воспоминаний графа Воронцова о Бородинской битве

М. Воронцов

В день славного сражения на меня была возложена оборона редутов первой линии на левом фланге, и мы должны были выдержать первую и жесткую атаку 5 — 6 французских дивизий, которые одновременно были бро­шены против этого пункта; более 200 орудий действо­вали против нас. Сопротивление не могло быть продол­жительным, но оно кончилось, так сказать, с окончанием существования моей дивизии. Находясь лично в центре и видя, что один из редутов на моем левом фланге по­терян, я взял батальон 2 гренадерской дивизии и повел его в штыки, чтобы вернуть редут обратно. Там я был ранен, а этот батальон почти уничтожен.

[…] Мой дежурный штаб-офицер Дунаев заменил меня, а мой адъютант Соколовский отправился за по­следним находившимся в резерве батальоном, чтобы его поддержать. Он был убит, а Дунаев тяжело ранен. Два редута были потеряны и снова отняты обратно. Час спу­стя дивизия не существовала. Из 4 тысяч человек при­близительно на вечерней перекличке оказалось менее 300; из 16 штаб-офицеров оставалось только 3, из кото­рых, кажется, только один не был хотя легко ранен. Эта горсть храбрецов не могла уже оставаться отдельной ча­стью и была распределена по разным полкам.

Вот все, что я могу сказать о себе лично и о моей дивизии по отношению к компании 1812 года. Мы не совершили в ней великих дел; но в наших рядах не было ни беглецов, ни сдавшихся в плен.

Из воспоминаний графа Воронцова//В сб.: Харкевич В. 1812 г. в дневниках, записках и воспоминаниях современников. В 4 ч., Вильна, 1900. Ч. 1. С. 202-204.

Миниатюра: Атака гвардейских егерей и матросов. Художник В. Келлерман. 1955 г.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс