БОГАДЕЛЬНЯ

БОГАДЕЛЬНЯ, в дореволюционной России поддерживаемое государством благотворительное заведение, имеющее целью «давать постоянный приют и содержание лицам, которые по нетрудоспособности или по другим причинам не в состоянии добывать себе средств к жизни». Название «богадельня» происходит от слов «Бога деля», т. е. «Бога ради». В России о богадельнях упоминается уже в церковном уставе Владимира Святого. Призревались в них больные, убогие, нищие. Такие богадельни-больницы, по-видимому, устраивались при каждой приходской церкви, при каждом монастыре. Довольно рано встречаем мы упоминания о злоупотреблениях призрением людей, искавших в богадельне легкой жизни. Так, на Соборе 1561 говорилось, что «милосердие христианское устроило во многих местах богадельни для недужных и старых», а злоупотребление ввело туда молодых и здоровых тунеядцев, поэтому «надлежит изгнать последних и на место их ввести первых, поручив смотрение за богадельнями священникам, людям градским и целовальникам, а к недужным приставить здравых строев и баб стряпчих». Вообще нужно заметить, что до царя Федора Алексеевича заботы государства о богадельнях были крайне незначительны: оно полагалось на нищелюбие и деятельность духовенства. Все расходы падали на церковь, а то, что давали царь и вел. князь, играло роль милостыни, на которую были так щедры московские государи. Московские богадельни получали часть своих расходов из Приказа Большого дворца, при Михаиле Федоровиче богадельни ведались Патриаршим приказом (см.: Приказы). При Алексее Михайловиче «богаделенные люди» считались как бы приписанными к разным церквам и монастырям и даже составляли особенные разряды чудовских, архангельских богаделенных людей. В 1670-х в Москве было 7—8 богаделен-больниц; в них призревалось 412 чел., что обходилось ежегодно в 1780 руб., 412 четвертей ржи и 200 пудов соли.

Здание богадельни И. А. Тугаринова в Дмитрове, начало XIX века

Здание богадельни И. А. Тугаринова в Дмитрове, начало XIX века

В указе 1682, изданном Федором Алексеевичем, впервые высказывается, что общественное призрение и устройство богаделен должны быть делом государства. «По примеру Еуропских стран» предписывалось построить «две шпитальни или богадельни, а на их пропитание дать им вотчины, которые были за Архангельским Владыкой и за Знаменским монастырем». Проектируемая организация была такова: богадельни находились под наблюдением «доброго дворянина» и подьячего, при них состояли «дохтура», аптекари, повара. На улицах нищие забирались стрельцами и приводились в Аптекарский приказ, и когда там убеждались в их недужности, то помещали в богадельню.

При Петре I наряду с репрессиями против нищих государство обращало внимание и на устройство богаделен. Главному магистрату предписывалось устраивать госпитали ради призрения сирых, убогих и изыскивать для этого средства. В 1724 и городовым магистратам было приказано, чтобы «обеднелые, престарелые в богадельне были пристроены». Предполагалось всю Россию покрыть сетью богаделен, но это осталось в области прожектов. Учреждение о губерниях 1775 возложило заботы об устройстве богаделен на «приказы общественного призрения», деятельность которых дала незначительные результаты. Органы земского, как и городского, самоуправления получили от приказов весьма скудное наследство — на всю Россию до 1863 было 107 богаделен. Заслуги земства особенно рельефно выступают, если сравнить число призреваемых в губерниях земских и неземских, в которых с незначительными изменениями продолжали действовать дореформенные «приказы». В каждой из 28 земских губерний в 1891 призревалось в среднем 38 291 чел., а в неземских — 4034 чел.

В общем составе призреваемых женщины составляли 76%. По сословиям наибольший процент давали отставные военные (40%) и мещанство (35%). Средняя стоимость содержания каждого призреваемого равнялась приблизительно 40 руб.; в столицах цифра эта возрастала до 95 руб.

Законодательство русское н. XX в. о богадельнях состояло гл. обр. в Уставе об общественном призрении, где устанавливалось, что в богадельне должны помещаться бродяги, которые, по свидетельству местного начальства, найдены неспособными к следованию в Сибирь, исключаемые из духовного ведомства за пороки, дряхлые лица, высылаемые из столиц под надзор полиции; фактически постановления эти нигде не применялись. В приложении к ст. 290 Устава об общественном призрении содержалась чрезвычайно подробная регламентация не только условий приема в богадельни, управления ими, но и их внутреннего распорядка.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс