Введение социализма по­средством подавления свободы

В. Короленко

Такие вещи, как свобода мысли, собраний, слова и печати <…> не простые буржуазные предрассудки, а необходимое орудие дальней­шего будущего <…>. Только мы, никогда не знавшие вполне этих свобод и не научившиеся пользоваться ими совместно с народом, объявляем их «буржуазным предрассудком», лишь тормозящим де­ло справедливости.

Это огромная ваша ошибка, еще и еще раз напоминающая славянофильский миф о нашем «народе-богоносце» и еще более — нашу национальную сказку о Иванушке, который без науки все науки превзошел и которому все удается без труда, по щучь­ему велению. Самая легкость, с которой вам удалось повести за собой наши народные массы, указывает не на нашу готовность к социалистическому строю, а, наоборот, на незрелость нашего народа.

<…> Давайте честно и с любовью к истине поговорим о том, что такое теперь представляет наш народ. <…> Я люблю его не слепо, как среду, удобную для тех или других экспериментов, а таким, ка­ков он есть в действительности. <…> По натуре, по природным за­даткам наш народ не уступает лучшим народам мира, и это застав­ляет любить его. Но он далеко отстал в воспитании нравственной культуры. У него нет того самоуважения, которое заставляет воз­держиваться от известных поступков, даже когда этого никто не узнает. Это надо признать и надо вывести из этого необходимые последствия.

<…> Давно сказано, что всякий народ заслуживает того прави­тельства, которое имеет. В этом смысле можно сказать, что Россия вас заслужила… Вы являетесь только настоящим выражением ее прошлого, с рабской покорностью перед самодержавием <…>. И вы явились естественными представителями русского народа с его при­вычкой к произволу, с его наивными ожиданиями «всего сразу», с отсутствием даже начатков разумной организации и творчества.

<…> Политических революций было много, социальной не было еще ни одной. Вы являете первый опыт введения социализма по­средством подавления свободы.

Что из этого может выйти? Не желал бы быть пророком, но серд­це у меня сжимается предчувствием, что мы только еще у порога та­ких бедствий, перед которыми померкнет все то, что мы испытыва­ем теперь.

Россия представляет собою колосс, который постепенно слабеет от долгой внутренней лихорадки, от голода и лишений. <…> Наста­нет время, когда изнуренный колосс будет просить помочь ему, не спрашивая об условиях… И условия, конечно, будут тяжелы.

<…> Силой задерживать <…> самодеятельность в обществе и в народе — это преступление, которое совершало наше недавнее пав­шее правительство. Но есть и другое, пожалуй, не меньшее — это силой навязывать новые формы жизни, удобства которых народ еще не сознал и с которыми не мог еще ознакомиться на творчес­ком опыте. И вы в нем виноваты. Инстинкт вы заменили примером и ждете, что по вашему приказу изменится природа человека. За это посягательство на свободу самоопределения народа вас ждет рас­плата.

Письма к Луначарскому. 1920. Париж, 1922. С. 33, 35-36, 61-62, 58, 57.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс