Александр Герцен о российском служилом дво­рянстве

А. Герцен

Нечего повторять о том, как туго, тяжело развивалась Русь. Кнутом и татарами нас держали в невежестве, топором и немцами нас просвещали, и в обоих случаях рвали нам ноздри и клеймили железом. Петр I таким клином вбил нам просвещение, что Русь не выдержала и треснула на два слоя. Едва теперь, через полтораста лет, мы начинаем понимать, как раздвинулась эта тре­щина. Ничего общего между нами: с одной стороны — грабеж и презрение, с другой — страдание и недоверие. С одной стороны, ливрейный лакей, гордый своим об­щественным положением и надменно показывающий это; с другой — обобранный мужик, ненавидящий его и скрывающий это. Никогда турок, резавший, уводив­ший женщин в гаремы, не теснил так систематически и не презирал так нагло франка и грека, как шляхетская Русь — Русь крестьянскую. Нет примера в истории, что­бы единоплеменная каста, взявшая верх, сделалась бы до такой степени чужестранной, как наше служилое дво­рянство.

Лишние люди и желчевики. Собр. соч. в 30 т. М., 1958. Т. 14. С. 318-319.

Миниатюра: Александр Иванович Герцен — русский писатель, публицист, философ

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс