Россия и Запад

О указе Екатерины Второй об иностранных поселенцах в России

О указе Екатерины Второй об иностранных поселенцах в России

В. Бильбасов […] более плодотворным по своим последствиям был указ сенату, от 14 октября, об иностранных поселенцах в России. Весь указ писан собственноручно императри­цею; в нем выражена давнишняя, излюбленная мысль Екатерины. Будучи еще великою княгинею, она писала: «Мы нуждаемся в населении. Заставьте, если возможно, кишмя кишить народ в наших пространных пустырях. Я не думаю, чтобы(…)

Дом дворян Булгаковых

Дом дворян Булгаковых

Г. Винский Знавши до сего русских в столицах или на улицах, теперь же начавши жить с ними поближе и, что назы­вается, в их домашнем быту, я многое увидал неожи­данное и многое узнал, чему бы никогда не поверил. Николай Михайлович Булгаков, его супруга Прасковья Михайловна, трое детей и до 60-ти обоего пола челядинцев составляли в настоящем(…)

Западная опрятность

Западная опрятность

Ф. Вигель […] мы в России мало знали опрятности, и в самых знатных домах сами барыни были весьма нечистоплот­ны. Опрятность есть одно из малого числа благодеяний, коими, по моему мнению, Западу мы обязаны. Записки. В 5 ч. М., 1891. Ч. 1. С. 19.

Русская Москва

Русская Москва

А. Герцен Слава Петру, отрекшемуся от Москвы! Он видел в ней зимующие корни узкой народности, которая будет противудействовать европеизму и стараться снова оттор­гнуть Русь от человечества. Дневник. 1842 г., собр. соч. в 30 т. М, 1954. Т. 2. С. 241.

Катрин Уильмот о московских нравах

Катрин Уильмот о московских нравах

К. Уильмот Подчинение в высшей степени господствует в Мос­кве. Здесь собственно нет того, что называют джентль­меном; каждый измеряет свое достоинство мерой цар­ской милости. Поэтому старые идиоты и женщины, вы­жившие из ума, всемогущи, это естественно, имея на себе более лент и чинов, чем люди молодые. Что каса­ется до молодых людей светского тона, их очень мало, потому(…)

Екатерина Вторая о русской знати

Екатерина Вторая о русской знати

Екатерина II И вот я дошла до 1750 года. […] Тогда знати, вообще, гораздо труднее было, чем теперь, покинуть Москву, из­любленное ими всеми место, где безделие и тунеядство были первыми их занятиями. Где они охотно проводили бы всю свою жизнь в том, что заставляли бы себя та­щить по целым дням в карете шестериком, чрезвычайно раззолоченной(…)

Дидро о недоверчивости русских

Дидро о недоверчивости русских

Д. Дидро Мне кажется вообще, что ваши подданные грешат одной из двух крайностей: одни считают свою нацию слишком передовой, другие — слишком отсталой. Те, которые считают ее слишком передовой, выказывают этим свое крайнее презрение к остальной Европе; те, которые считают ее слишком отсталой, являются фана­тическими поклонниками Европы. Первые никогда не выезжали из своей страны; вто­рые(…)

«За границей русский чувствует себя на воле»

«За границей русский чувствует себя на воле»

Де Белькур […] за границей русский чувствует себя на воле, а в России же он задумчив, мрачен, боязлив и принижен до подлости пред теми, в ком нуждается. Заметки француза о Москве в 1774 году. Пуб­ликация Н.И. Дмитриева//Русский архив. 1875. Кн. 11. С. 280.

Русский турист XVIII века

Русский турист XVIII века

П. Милюков Впечатления, каких ожидает русский резонер от за­граничного путешествия, заранее определяются и пред­решаются тем скептическим отношением к европейской жизни, пример которого мы уже видели. Русский турист этого типа — себе на уме; его не проведешь. Он твердо помнит ту аксиому, «что глупость есть своя у каждого народа»; и, очутясь за границей, он будет искать(…)

Д. Фонвизин. Отрывок из «Журнала пребывания в Карлсбаде»

Д. Фонвизин. Отрывок из «Журнала пребывания в Карлсбаде»

Д. Фонвизин Среда, 18 августа (1787). Приехали в Киев. У самых киевских ворот попался нам незнакомый мальчик, кото­рый захотел показать нам трактир. Так, мы с ним от­правились, а вслед за нами догоняла нас туча, у самых ворот трактира нас и достигла. Молния блистала всеминутно; дождь ливмя лил. Мы стучались у ворот тщетно: никто отпереть не(…)

Г. Плеханов с критикой Д. Фонвизина

Г. Плеханов с критикой Д. Фонвизина

Г. Плеханов […] совершенно непонятно, как мог Фон-Визин уве­рять своего сиятельного корреспондента, что русский строй лучше французского и вообще западноевропей­ского. […] Человеку, пришедшему к такому выводу, казалось бы, психологически невозможно было стремиться к полити­ческим реформам. Еще русские служилые люди Петров­ской эпохи, попадая за границу, — в Венецию или в Париж, — скоро подмечали, что в(…)

Д. Фонвизин о путешествиях за границу

Д. Фонвизин о путешествиях за границу

Д. Фонвизин Много приобрел я пользы от путешествия. Кроме по­правления здоровья, научился я быть снисходительнее к тем недостаткам, которые оскорбляли меня в моем оте­честве. Я увидел, что во всякой земле худого гораздо больше, нежели доброго; что люди везде люди; что ум­ные люди везде редки; что дураков везде изобильно, и словом, что наша нация не хуже(…)

Д. Фонвизин о Париже

Д. Фонвизин о Париже

Д. Фонвизин […] приехал я в Париж, в сей мнимый центр чело­веческих знаний и вкуса. Не имел я еще довольно вре­мени в нем осмотреться; но могу уверить Ваше сиятель­ство, что стараюсь употребить каждый час в пользу, при­мечая все то, что может мне подать справедливейшее понятие о национальном характере. Неприлично изъяс­няться об оном откровенно отсюда; ибо(…)

Русские за границей в царствование Екатерины Второй

Русские за границей в царствование Екатерины Второй

К. Сивков Если путешественник времен Петра только удивлялся всему в Европе, как Толстой или Шереметев, или без­отчетно восторгался, ею, как Матвеев Франциею и Па­рижем, то современник Екатерины II везет за границу свой скептицизм и критику и в лице Ростопчина и Фон­визина зло высмеивает Пруссию и Францию. Если эта критика не всегда справедлива (как особенно у(…)

Реформы Петра и Екатерины не изменили русский характер

Реформы Петра и Екатерины не изменили русский характер

Н. Карамзин Все жалкие Иеремиады об изменении Русского ха­рактера, о потере Русской нравственной физиогномии, или не что иное, как шутка, или происходят от недо­статка в основательном размышлении. Мы не таковы, как брадатые предки наши: тем лучше! Грубость наруж­ная и внутренняя, невежество, праздность, скука были их долею в самом высшем состоянии: для нас открыты все пути(…)

Добровольные поездки рус­ских за границу начались при Екатерине Второй

Добровольные поездки рус­ских за границу начались при Екатерине Второй

К. Сивков […] кроме правительственных командировок, — и это было гораздо важнее, — при Екатерине II становятся все более и более частыми добровольные поездки рус­ских за границу. Княгиня Дашкова едет туда воспиты­вать своих детей, предварительно подготовив их дома. Другие, как богач Демидов, едут туда с лечебным целя­ми, а также для пополнения своих художественных, ес­тественно-исторических и(…)

Отношение русских людей к Европе в годы правления Елизаветы Петровны

Отношение русских людей к Европе в годы правления Елизаветы Петровны

С. Соловьев Со времен Елисаветы отношения русских людей к Западной Европе стали более сочувственны, более при­страстны, в то же время отношения к просвещению во­обще стали более свободны и самостоятельны […]. История России с древнейших времен. В 15 кн. М., 1965. Кн. 13. С. 486.

О смешении старого с новым в России XVIII века

О смешении старого с новым в России XVIII века

С. Глинка В столицах наших быт русский вовсе отжил; в горо­дах было уродливое смешение старого с новым. Отцы и матери, заторопленные модами и рысканьем в каретах, оставляли дочерей на произвол мадамов, Бог знает где завербованных. Записки. СПб., 1895. С. 34.

Французский путешественник де Белькур о дурном влиянии Запада на Россию

Французский путешественник де Белькур о дурном влиянии Запада на Россию

Де Белькур Дамы русские, побывавшие в Париже, по большей части усвоили себе дурной тон наших французов. Мод­ницы привезли его с собою в Россию. Хорошего же тона они не приобрели и весьма далеки от этой цели как в отношении приятности разговора и ума, так и в отношении порядочности в обращении и в туалете. Дру­гие дамы, не(…)

С. Глинка о дурном влиянии Запада

С. Глинка о дурном влиянии Запада

С. Глинка Из обветшалой Франции XVIII столетия нахлынуло к нам волокитство, вместе с Доратами, Парни и так на­зываемой любезностью петиметров. Как будто бы для сбережения своих сердец щеголихи большого света надели золотые цепи. Это, однакоже была не парижская мода, а своя — московская. В ут­ренние разъезды и на обеды ездили с гайдуками, ско­роходами, на быстрых(…)

Дидро о дурном влиянии Запада

Дидро о дурном влиянии Запада

Д. Дидро Несомненно, что те русские, которые совершали пу­тешествия, занесли в свое отечество много безрассудных идей тех стран, где они побывали, и ничего — из их мудрости; они привезли все пороки и не заимствовали ни одной из добродетелей. Замечания на Наказ ее императорского величества депутатам комиссии по составле­нию законов. Собр. соч. в 10 т. М.,(…)

Проблемы национальной самоидентификации после реформ Петра Первого

Проблемы национальной самоидентификации после реформ Петра Первого

Ф. Вигель […] увы что сталось с самой Россией! Высшие слои общества потеряли в ней совершенно народную физи­ономию. Сначала против воли, потом все более и более увлекаемые, мы наконец с остервенением устремились на Запад, будто бы за познаниями, а в самом деле за всеми утонченностями роскоши и порока. Самодержа­вие, которому благоразумие повелевало осторожно зна­комить нас(…)

Катрин Уильмот о России

Катрин Уильмот о России

К. Уильмот […] если вам угодно знать мое мнение о России, она еще находится в четырнадцатом или пятнадцатом веке. Ну да, я знаю хорошо роскошь Москвы и цивилизацию Петербурга. Но разве вы никогда не видели деревен­скую, грубую, невежественную девушку двенадцати лет с Парижской шляпой на голове? В таком виде представ­ляется мне это императорское правительство. В(…)

Политика Елизаветы Второй в отношении иностранных специалистов

Политика Елизаветы Второй в отношении иностранных специалистов

Е. Анисимов […] открытое провозглашение правительством дочери Петра Великого принципов петровской политики осно­вополагающими для своей деятельности имело большое значение для будущего России. Петр и все связанное с его личностью и делами символизировали перелом, но­вую эпоху в жизни страны. За годы елизаветинского правления процесс европеизации страны стал необрати­мым, что в немалой степени было обусловлено призна­нием Елизаветой(…)

Елизавета избавила Россию от бироновщины

Елизавета избавила Россию от бироновщины

С. Соловьев От этого ига избавила Россию дочь Петра Великого. Россия пришла в себя, на высших местах управления снова явились русские люди, и когда на место второ­степенное назначали иностранца, то Елизавета спраши­вала: разве нет русского? Иностранца можно назначить только тогда, когда нет способного русского. История России с древнейших времен. В 15 кн. М., 1964. Кн.(…)