Катрин Уильмот о России

К. Уильмот

[…] если вам угодно знать мое мнение о России, она еще находится в четырнадцатом или пятнадцатом веке. Ну да, я знаю хорошо роскошь Москвы и цивилизацию Петербурга. Но разве вы никогда не видели деревен­скую, грубую, невежественную девушку двенадцати лет с Парижской шляпой на голове? В таком виде представ­ляется мне это императорское правительство. В несколь­ко столетий, нет сомнения, Россия войдет в общую си­стему Европейских народов; время должно разорвать обручи, которые связывают дерево, прежде чем оно ок­репнет и утвердится на своем собственном корню; слиш­ком поспешные меры лишили бы его последней жизни: то же можно сказать о Русской политической свободе и цивилизации. Впрочем, это не мое дело.

[…] По мнению большинства — порок и добродетель здесь служат синонимами милости или немилости. Лич­ный характер заменяется службой; уважение определя­ется придворным календарем; но не оценкой заслуг. Если б мне нужно было знать добродетели Русского куртизана, мне стоит только взглянуть на его мундир, счесть эти четыре главные и неопровержимые добродетели, т.е. красную Александровскую ленту, голубую Андреевскую, орден св. Георгия, св. Владимира. Неусыпное соискание милости, истекающей от лучезарного трона, приближает каждого чиновника к принятию императорского знака, на чем бы он ни положил свой оттиск — на осле или змее.

Вследствие всего этого на самых манерах лежит со­ответственная печать; люди вообще алчны до приобре­тений даровых, тем более Московские дворяне, которых блеск уменьшается по мере расстояния от Петербурга и императорского двора.

Письма из России мисс Катрин Уильмот. Лей­пциг., 1876. С. 60-62.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс