Реформы

Александр II. Часть 1. Великие реформы

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы” С.БУНТМАН — Что же не так? Мы продолжаем идти по развилкам российской истории. «В поисках своей истории» — книжка, на которую мы все время ссылаемся и идем дальше, вбок, вверх, вниз, вглубь. Андрей Левандовский. Добрый день, Андрей. А.ЛЕВАНДОВСКИЙ — Здравствуйте. С.БУНТМАН — Мы несколько передач назад, мы(…)

Модернизационные процессы 18 века

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы” 20 марта 2004 года В прямом эфире «Эхо Москвы» в программе «Не так» Владимир Рыжков. Эфир ведет Сергей Бунтман. С. БУНТМАН: Сегодня у нас такая интермедия. Мы начали в прошлый раз с Олегом Будницким в нашей совместной с журналом «Знание сила» программе серию об истории русского терроризма(…)

18-й век в истории

element-529452-snd1-ne_tak-26-07-1 element-529452-snd2-ne_tak-26-07-2 Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы” С. БУНТМАН: Добрый день. Сергей Бунтман у микрофона. Это наша программа, совместная с журналом «Знание — сила», надеюсь, что вы теперь убедились после того, как услышали в «Цене победы» Елену Сьянову, что она, действительно, в отпуске и в августе мы начинаем новый цикл. А сейчас(…)

Традиция народного представительства в России. Часть 2

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы” 10 июня 2006 года 13:00 — 14:00 В прямом эфире «Эхо Москвы» Владислав Назаров, историк. C.БУНТМАН — Но прежде, чем мы начнем передачу, совместную с журналом «Знание — сила», передачу «Не так!» историческую, несколько технических сведений: у нас были проблемы с пейджером и получением ваших сообщений, ответов,(…)

Петр Аркадьевич Столыпин (видео-лекция)

Петр Аркадьевич Столыпин (видео-лекция)

Лектор — Н.С. Борисов. Выдающийся отечественный политический деятель, реформатор. Был министром внутренних дел и премьер-министром России. Современники называли его последней сильной «рукой» самодержавия. Кроме того, Петр Аркадьевич вошел в историю политики и как талантливейший оратор. Однако деятельность его всегда оценивалась крайне неоднозначно — как современниками, так и сегодняшними историками.

Михаил Михайлович Сперанский (видео-лекция)

Михаил Михайлович Сперанский (видео-лекция)

Лектор — Н.С. Борисов. Лекция посвящена одному из самых заметных государственных деятелей России первой четверти XIX века, проекты которого сильно повлияли на ход истории страны.

Екатерина и Петр: две эпохи русской культурной истории

Екатерина и Петр: две эпохи русской культурной истории

П. Милюков Екатерина и Петр — эти два имени уже современ­никами сопоставлялись как символ двух последователь­ных эпох русской культурной истории. Современники поняли также и то, что екатерининская эпоха не только была продолжением петровской, но и составляла с ней в то же время резкий контраст. Чтобы характеризовать этот контраст, они даже придумали яркую метафору, которая сделалась(…)

Русская интеллигенция как порождение реформ Петра Первого

Русская интеллигенция как порождение реформ Петра Первого

Г. Плеханов Русская «интеллигенция» сама есть плод, хотя, прав­да, совершенно нечаянный, петровского переворота, т.е. начавшегося с тех пор обучения молодежи в «школах и академиях». Устроенные более или менее по-европейски, школы эти прививали обучавшемуся в них юношеству многие европейские понятия, которым на каждом шагу противоречили русские порядки и прежде всего прак­тика самодержавия. Понятно поэтому, что часть(…)

Русская литература как следствие реформ Петра Первого

Русская литература как следствие реформ Петра Первого

М. Бакунин Западная цивилизация, действительно введенная в России деспотическими реформами Петра Великого, — деспотическими и грубыми, как и сама среда, которую они пытались преобразовать, — введенная царем-рефор­матором среди нас не в целях человеколюбия, но с един­ственною целью устройства и укрепления государст­ва, — эта цивилизация долго оставалась чем-то совер­шенно внешним и, так сказать, мертвым. Тщетно царь(…)

Просвещение и рабство. Россия XVIII века

Просвещение и рабство. Россия XVIII века

Н. Эйдельман Двадцатитрехлетний кишиневский чиновник форму­лирует основной парадокс прежнего века: просвещение и — рабство […] Казалось бы, самодержец-просветитель, просвещая, ведет мину под свой режим: «свобода — неминуемое следствие…». Но — не боится, «доверяет своему могу­ществу», «презирает» и как будто не ошибается: про­свещение и «всеобщее рабство» как-то уживались […]. Свобода и рабство — при том, что(…)

Петр I не страшился народной свободы

Петр I не страшился народной свободы

А. Пушкин Петр I не страшился народной свободы, неминуемого следствия просвещения, ибо доверял своему могуществу и презирал человечество, может быть, более, чем Напо­леон… История представляет около его всеобщее рабст­во… Все состояния, окованные без разбора, были равны перед его дубинкою. Все дрожало, все безмолвно пови­новалось. Заметки по русской истории XVIII века. Поли. собр. соч. в 16(…)

Реформы Петра и Екатерины не изменили русский характер

Реформы Петра и Екатерины не изменили русский характер

Н. Карамзин Все жалкие Иеремиады об изменении Русского ха­рактера, о потере Русской нравственной физиогномии, или не что иное, как шутка, или происходят от недо­статка в основательном размышлении. Мы не таковы, как брадатые предки наши: тем лучше! Грубость наруж­ная и внутренняя, невежество, праздность, скука были их долею в самом высшем состоянии: для нас открыты все пути(…)

Проблемы национальной самоидентификации после реформ Петра Первого

Проблемы национальной самоидентификации после реформ Петра Первого

Ф. Вигель […] увы что сталось с самой Россией! Высшие слои общества потеряли в ней совершенно народную физи­ономию. Сначала против воли, потом все более и более увлекаемые, мы наконец с остервенением устремились на Запад, будто бы за познаниями, а в самом деле за всеми утонченностями роскоши и порока. Самодержа­вие, которому благоразумие повелевало осторожно зна­комить нас(…)

Русская знать в эпоху правления Екатерины II

Русская знать в эпоху правления Екатерины II

А. Герцен Вероятно, в первое время после реформы все эти грузные и грубые бояре, в своих пудреных париках и шелковых чулках, сильно смахивали на тех отаитских щеголей, которые гордо расхаживают в красных англий­ских мундирах с эполетами, но без штанов и рубашки. Однако благодаря нашей восприимчивости высшая знать вскоре усвоила манеры и язык версальских придворных. Восприняв(…)

Борьба нового начала с допетровскою стариной была упорна и продолжительна

Борьба нового начала с допетровскою стариной была упорна и продолжительна

С. Ешевский Борьба нового начала с допетровскою стариной была упорна и продолжительна. Оттого при блестящем дворе императрицы Анны, поразившем французских пленных офицеров своим великолепием, европейскими манерами и вежливостью, мы находим в числе шутов князя Голи­цына, записанного в эту должность за принятие католи­цизма. Почти в то же время, когда в тайной канцелярии истязали архиепископа Феофилакта Лопатинского(…)

XVIII век — эпоха резких переходов

XVIII век — эпоха резких переходов

С. Ешевский Ни одно столетие не представляет таких быстрых пе­реходов, таких поразительных контрастов, как XVIII век, и это характер не одной первой его половины, но всего столетия. Реформы Петра вдвинули Россию в круг ев­ропейских держав и настежь отворили дверь чужезем­ному влиянию. Новые обычаи, нравы, привычки, язык европейских народов втеснились в высшее сословие, проникали и глубже.(…)

Россия после Петра: характеристика С. Соловьева

Россия после Петра: характеристика С. Соловьева

С. Соловьев На Западе, где многие беспокоились при виде новой могущественной державы, внезапно явившейся на вос­токе Европы, утешали себя тем, что это явление пре­ходящее, что оно обязано своим существованием воле одного сильного человека и кончится вместе с его жиз­нью. Ожидания не оправдались именно потому, что но­вая жизнь русского народа не была созданием одного человека. Поворота(…)

Россия после Петра: характеристика Лефорта

Россия после Петра: характеристика Лефорта

П. Милюков В 1728 году саксонский посланник Лефорт сравнивал оставленное Петром наследство с кораблем, который но­сится по воле ветров, угрожаемый бурей, тогда как капитан и экипаж корабля спят или пьянствуют. «Непо­стижимо, как такой обширный механизм может дейст­вовать без всякой помощи и усилий со стороны. Всякий стремится только свалить с себя тяжесть, никто не хочет принять на(…)

Дидро о России

Дидро о России

Д. Дидро Не все ли равно, азиатская она или европейская. Важно, чтобы она была великой, процветающей и ус­тойчивой. Нравы повсюду суть следствие законодательства и правления; они бывают хорошими либо дурными, а не африканскими, азиатскими или европейскими. Рабство бывает и у полюса, где царит холод; есть рабство и в Константинополе, где человек задыхается от жары. По­всюду(…)

Русский народ и реформы Петра

Русский народ и реформы Петра

В. Белинский С удивлением и даже с какою-то недоверчивостию смотрим мы на это время, которое так близко к нам, что еще живы некоторые из его представителей; которое так далеко от нас, что мы не можем видеть его ясно без помощи телескопа истории; которое так чудно и дивно в летописях мира, что мы готовы почесть его(…)

Реформа Петра была борьбой с косностью народа

Реформа Петра была борьбой с косностью народа

В. Ключевский Реформа Петра была борьбой деспотизма с народом, с его косностью. Он надеялся грозою власти вызвать самодеятельность в порабощенном обществе и через ра­бовладельческое дворянство водворить в России евро­пейскую науку, народное просвещение, как необходимое-условие общественной самодеятельности, хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознательно и свобод­но. Совместное действие деспотизма и свободы, просве­щения и рабства — это(…)

Внутренние истоки петровских реформ

Внутренние истоки петровских реформ

А. Герцен В неполноте, в бедности, в неудовлетворительности прошедшего и в темном сознании сил, которых некуда было девать, — вот где надобно искать легость, с которой по великой команде Петра I: «На европейскую до­рогу, марш!» — Русь пошла своими подвижными частя­ми и так резко отделилась в пятьдесят лет от прежнего быта, что ей несравненно было(…)

Эпоха петровских реформ

Эпоха петровских реформ

С. Соловьев Время переворотов есть время тяжкое для народов; такова была и эпоха преобразования. Жалобы на тяго­сти великие слышались со всех сторон, и не напрасно. Русский человек не знал покоя от наборов; набор в тя­желую беспрерывную военную службу пехотную, в но­вую службу морскую, набор в работники для новых трудных работ в местах отдаленных и непривлекатель­ных,(…)

Целью деятельности Петра было создание силь­ной военной державы

Целью деятельности Петра было создание силь­ной военной державы

Н. Чернышевский Петр Великий застал нас с таким характером, какой недавно имели персияне. Ведь и у персиян была своя история; и у них события совершались не бессвязно и проходили не без следов. […] Дело только в том, что пока русская история до Пет­ра оставалась предметом бессмысленных компиляций или нестерпимых декламаций, не было понятно и зна­чение(…)