С. Соловьев о перемене азиатского платья на европейское

С. Соловьев

(…) говоря о перемене платья, мы опять должны за­метить, что нельзя легко смотреть на это явление, ибо мы видим, что и в платье выражается известное исто­рическое движение народов. Коснеющий, полусонный азиатец носит длинное, спальное платье. Как скоро че­ловечество, на европейской почве, начинает вести более деятельную, подвижную жизнь, то происходит и пере­мена в одежде. Что делает обыкновенно человек в длинном платье, когда ему нужно работать? Он подби­рает полы своего платья. То же самое делает европей­ское человечество, стремясь к своей новой, усиленной деятельности: оно подбирает, обрезывает полы своего длинного, вынесенного из Азии платья, и наш фрак (пусть называют его безобразным) есть необходимый результат и знамение этого стремления; длинное платье остается у женщины, которой деятельность сосредото­чена дома, в семействе. Таким образом, и русский на­род, вступая на поприще европейской деятельности, ес­тественно, должен был одеться и в европейское платье, ибо вопрос не шел о знамении народности (это вопрос позднейший), вопрос состоял в том: к семье каких на­родов принадлежать, европейских или азиатских? и со­ответственно носить в одежде и знамение этой семьи. Но иначе смотрели на дело многие из русских, со­временников Петра. Переменять платье, одеваться нем­цем было для них и тяжело и убыточно, и, даже оставляя в стороне суеверную привязанность к старине, перемена эта могла возбуждать сильное раздражение. Дмитров­ский посадский Большаков, надевая новую шубу, сказал с сильною бранью: «Кто это платье завел, того бы по­весил», а жена его прибавила: «Прежние государи по монастырям ездили, Богу молились, а нынешний госу­дарь только на Кокуй ездит».

История России с древнейших времен. В 15 кн. М., 1962. Кн. 8. С. 103-104.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс