Русские свадьбы в XV-XVII столетия

С. Коллинз

Русские свадьбы не очень торжественны; не многие окружают невесту до трех часов по полудни; а при выхождении из церкви пономарь или дьячок осыпает неве­сту хмелем и желает, чтоб у нее столько же было детей, сколько во хмеле былинок; другой, одетый в овчинный тулуп навыворот, идет к ней навстречу, и желает, чтобы у нее столько же было детей, сколько волос на его одежде.

Жениха отводят домой молодые люди, невесту же (всю покрытую) отводит старуха, а поп идет со крестом впереди. Они садятся на несколько времени за стол, поставя перед собою хлеб с солью, но ничего не едят. Меж­ду тем, хор мальчиков и девушек, стоящих наверху, поет свадебные песни, такие непристойные, что сам Аретино покраснел бы, если бы их услышал. Потом поп и старые женщины ведут невесту в спальню, где старуха советует ей быть веселой и послушной мужу; потом запирают там молодых часа на два. Старуха, между тем, ожидает при- | знаков девства; получа их, уходит с торжеством, требует от родителей подарков, и в первый раз заплетает в косу волосы новобрачной, которые до тех пор висели по пле­чам. Над потолками домов всегда насыпают на аршин зем­лю для теплоты; но у новобрачных не должно быть земли над головами (в знак того, что смерть тогда не должна быть предметом размышления); и это соблюдается строго.

Жених кладет плетку в один сапог, а драгоценный камень или деньги в другой, и велит невесте снимать их; если сперва попадется ей в руки сапог с драгоценным кам­нем, то он считает ее счастливою и дарит ей этот камень; если же она снимет сперва сапог с плеткою, то считается несчастливою и получает за труды свои удар, который предвещает ее будущую судьбу. Русские обходятся с же­нами жестоко и держат их в строгом повиновении; но прежде они обращалися с ними еще бесчеловечнее, неже­ли теперь. Года три или четыре тому назад один купец бил жену свою до тех пор, пока мог, плетью, пальца в два толщины; наконец заставил ее надеть платье, напитанное водкою, три или четыре раза перегнанной, зажег его и таким образом несчастная погибла в пламени. Без сомне­ния, этого злодея скорее назвать можно чудовищем, не­жели человеком; такие изверги родятся от тигриц, а не от женщин, и он никак не заслуживает имени человека до­брого и мудрого. Самые язычники осуждают такие нехри­стианские злодеяния.

Всего удивительнее, что ее смерть не была отмщена никем, потому что в России нет уголовного закона, кото­рый бы преследовал за убийство жены или раба, если убийство совершится в наказание за проступок; но убий­ство — наказание странное: цель наказания никогда не состояла в прекращении жизни, а всегда в исправлении. Некоторые мужья привязывают жен за волосы и секут совершенно нагих. Такие жестокости, однако ж, редки, и причинами бывают только неверность или пьянство. Те­перь, как кажется, мужья уж не так жестоко обходятся с женами; по крайней мере, родители стараются их пре­дупредить и выдавая дочерей своих замуж, заключают ус­ловие. Они требуют от зятя, чтобы он снабжал жену при­личными платьями, кормил ее хорошей и здоровой пищей, не бил, обращался ласково и предлагают много других ус­ловий, сходных несколько с теми правилами, которые предписывают в Англии обыкновения, получившие силу закона. Когда договор нарушен, они обращаются с прось­бою к суду, а суд, как обыкновенно, решает дела не бес­корыстно. Я желал бы, чтоб Англичане взяли с Русских судов пример в скорости решений, не подражая им в под­купности.

Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне. М., 1846. С.3-5.

Миниатюра: К.Е.Маковский, «Боярский свадебный пир вXVII веке»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс