Влияние Запада на Россию в XVII веке

Г. Плеханов

Молодой Нащокин оказался государственным измен­ником. Это очень плохо; но государственная измена со­вершенно случайный элемент в его истории. Если бы он своевременно принял меры для передачи в руки отца бу­маг, вверенных ему государем, то его можно было бы, с точки зрения наших современных государственных поня­тий, обвинить разве лишь в самовольном оставлении службы и отечества.

Разумеется, никто не похвалит и за подобное само­вольство; но всякий согласится, что тогда гораздо больше симпатии заслуживал бы молодой человек, пораженный странной, прежде неслыханной в Москве, болезнью.

В самом деле, рассказы о заграничной жизни и прежде не раз смущали наших бояр. Побеги в Литву были неред­ким в Московской Руси явлением. Но настроение молодо­го Нащокина едва ли имело много общего с настроением беглецов прежнего времени. Их не «тошнило», как его, вообще от московских порядков; они искали за рубежом не просвещения, а разве только аристократической бояр­ской «воли». Они были недовольны частностями; он возмущался всем складом допетровской русской жизни. Мо­лодой Нащокин был первой жертвой умственного влияния Запада на Россию.

Гельвеция и его единомышленников тоже «тошнило» подчас в современной им Франции. Случалось и им отъ­езжать за границу. Но где бы ни искали они себе времен­ного приюта, как бы ни были горьки упреки, которые они посылали своей стране, духовный разрыв с ней для них психологически невозможен.

Пессимизм, как отражение экономическойдействительности. Соч.: В 24 т. М. — Л., 1925. Т.10. с. 145-146.

Миниатюра: Караваджо (Микеланджело Меризи). ЮНОША С ЛЮТНЕЙ (ЛЮТНИСТ). Ок. 1595 г. Холст, масло.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс