Религия как собрание обрядов

М. Уоллес

Простой народ всюду и всегда склонен смотреть на религию как на ряд таинственных обрядов, имеющих сокровенную силу преду­преждать бедствия в этой жизни и подготовлять блаженство в будущей. Русского крестьянина нельзя исключить из этого общего пра­вила, а русская церковь не сделала всего того, что могла бы сделать для изменения такого мнения и для более тесного соединения рели­гии с обыденной нравственностью. Вследствие этого теперь еще возможны следующие случаи. Разбойник убивает и грабит проезже­го, но отказывается съесть кусок говядины, который находит в те­леге, потому что день был постный! Мужик готовился ограбить мо­лодого attache австрийского посольства в Петербурге, и при этом убил свою жертву, но перед тем как отправиться на преступление, он входит в церковь и просит святых благословить его предприятие! Один вор, грабя церковь, не может вынуть драгоценные камни из иконы, и дает обет святому, которого просит помочь ему, что поста­вит ему рублевую свечку!

Все это, конечно, исключения, но они показывают стремление, в более мягких формах, слишком обыкновенное между русским на­родом, — стремление смотреть на религию, как на собрание обря­дов, имеющих скорее чудодейственное, чем духовное значение.

Россия. В 2 т. СПб., 1880. Т. 1. С. 75.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс