Пролетарская диктатура и русская интеллигенция

Ф. Степун

Что говорить: героичности, жертвенности, вдохновения, дара борь­бы в русской интеллигенции, как либеральной, так, в особенности, и социалистической, было хоть отбавляй; зато трезвости, деловито­сти, политического глазомера — мало. Я знаю — все это было уже не раз сказано, но есть истины, которые необходимо неустанно по­вторять себе и другим.

Бывшее и несбывшееся. В 2 т. Лондон, 1990. Т. 1. С. 307.

 В. Керженцев

Вопрос о переходе интеллигенции на сторону Сов. власти про­должает обсуждаться в нашей партийной и советской печати. Не­которые товарищи, отмечая тот перелом, который, видимо, пере­живает интеллигенция, предлагают в связи с этим изменить сис­тему организованного террора и пойти на всевозможные уступки навстречу кающимся интеллигентам. Мне думается, что такое предложение совершенно не вызывается обстоятельствами мо­мента.

<…> Пролетарская диктатура сможет ослабить свою железную систему только после того, как ее враги будут низвержены в прах, а это произойдет лишь в связи с развитием мировой революции.

<…> Русская интеллигенция научилась уважать силу. И она нуж­дается в суровой школе, чтобы быть способной для полезной рабо­ты над социальным переустройством общества.

К перелому в интеллигентских симпатиях мы должны отнес­тись внимательно, но все же не преувеличивая его. Слишком час­то в истории русской интеллигенции были такие переходные моменты. Слишком мягкотела наша интеллигенция, чтобы к ее сим­патиям и антипатиям относиться без скептицизма. Кроме того, как бы ни был великодушен рабочий класс, он все же потребует, чтобы свои грехи перед рабоче-крестьянской Россией интелли­генция загладила серьезным трудом. Интеллигенты должны прой­ти необходимый стаж, прежде чем вступить равноправным чле­ном в рабочую семью.

<…> Русская интеллигенция никогда не имела такой школы и всегда страдала позорным разгильдяйством, жалкой бесхарактерно­стью, элементарным неумением работать. И при этом она всегда от­личалась чрезмерным самолюбием и самовлюбленностью, желани­ем господствовать над массами и играть роль руководителей миро­вой истории.

Жестокие уроки социальной революции и суровый период про­летарской диктатуры показал и всю ребячливую вздорность этих претензий и этой самовлюбленности. Интеллигенция не выдержа­ла экзамена ни на свое хваленое народолюбие, ни на свое умение работать.

<…> Нет никаких сомнений, что большая часть интеллиген­ции не сможет в полной мере приспособиться к новым условиям и до конца дней своих [будет] вздыхать и ворчать на мировую ре­волюцию, которую мы теперь переживаем. Наиболее популярные ее вожди, имевшие большое значение до начала русской револю­ции, будут стерты водоворотом событий и уйдут в прошлое с клеймом людей, которые пытались пойти против законов исто­рического развития и боролись против воли восставших народ­ных масс.

Другая часть интеллигенции будет просто-напросто выброшена из жизни в качестве непригодного для текущего момента люмпен-пролетариата.

Зато более молодые элементы интеллигенции, не успевшие раз­вратиться в буржуазной среде, смогут с искренностью и горячнос­тью молодости приобщиться к великому революционному творче­ству наших дней <…>. Но чтобы оказаться действительно полезны­ми гражданами Советской России, интеллигентская молодежь должна решительно порвать с той средой, которая ее вскормила и воспитала.

<…> Однако новая русская интеллигенция создается не из таких выходцев из буржуазного класса, а образуется из рядов пролетариа­та и крестьянства. <…> Эта новая интеллигенция будет тесно и кровно связана с пролетариатом, и она никогда не отойдет от него ни в минуты испытаний, ни в часы радости. Эта интеллигенция и будет тем цементом, который спаяет социалистическую Республи­ку в мощное целое.

Еще об интеллигенции // Известия. № 227 (491) от 18.10.1918. С. 1.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс