Н. Карамзин о пренебрежении Петром I волей русского народа

Н. Карамзин

Петр не хотел вникнуть в истину, что дух народный составляет нравственное могущество Государств, подо­бно физическому, нужное для их твердости. Сей дух и вера спасли Россию во время Самозванцев; он есть не что иное, как привязанность к нашему особенному, — не что иное, как уважение к своему народному досто­инству.  Искореняя древние  навыки,  представляя  их смешными, глупыми, хваля и вводя иностранные, Госу­дарь России унижал Россиян в собственном их сердце. Презрение к самому себе располагает ли человека и Гражданина к великим делам? Любовь к Отечеству пи­тается сими народными особенностями, безгрешными в глазах космополита, благотворными в глазах политика глубокомысленного. Просвещение достохвально, но в чем состоит оно? В знании нужного для благоденствия: художества, искусства, науки не имеют иной цены. Рус­ская одежда, пища, борода не мешали заведению школ. Два Государства могут стоять на одной степени граж­данского просвещения, имея нравы различные. Государ­ство может заимствовать от другого полезные сведения, не следуя ему в обычаях. Пусть сии обычаи естественно изменяются, но предписывать им Уставы есть насилие, беззаконное и для Монарха Самодержавного. Народ в первоначальном завете с Венценосцами сказал им: «Блю­дите нашу безопасность вне и внутри, наказывайте зло­деев, жертвуйте частию для спасения целого», — но не сказал: «Противуборствуйте нашим невинным склонно­стям и вкусам в домашней жизни». В сем отношении Государь, по справедливости, может действовать только примером, а не указом.

Записки о древней и новой России. СПб., 1914. С. 24-25.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс