Почему народ поверил Пугачеву, объявившему себя Петром III

К. Сивков

Социальные низы, задавленные феодально-крепост­нической эксплуатацией, жадно воспринимали все слухи и толки о бывшем императоре Петре III и принимали всякого, кто выступал под этими именем и обещал раз­ного рода льготы для облегчения тяжелого положения народных масс. […] Народные массы готовы были при­знать бывшим императором самых различных претен­дентов, потому что хотели верить в существование это­го якобы «хорошего царя» и в осуществление благодаря ему своих заветных желаний. Поэтому чувство критики притуплялось или исчезало совсем. В других случаях на­родные массы, вероятно, даже не веря в подлинность данного претендента на роль бывшего императора, тем не менее примыкали к нему и поддерживали его как средство, как орудие борьбы с существующим строем. Обычно всякая смена на престоле оживляла народные иллюзии о «хорошем царе», который облегчит положе­ние народа.

Настроения и стремления сторонников самозванцев хорошо формулировал пугачевский приверженец Марушка, сосланный в Нерчинск. «Не пытали мы, — го­ворил он, — кто был Пугачев, и знать того не хотели. Бунтовали же потому, что хотели победить, а тогда за­няли бы место тех, которые нас утесняли. Мы были бы господами, а вера свободной. Проиграли мы, что ж де­лать? Их счастье, наше несчастие. Выиграй мы — имели бы своего царя, произошли бы всякие ранги, заняли бы всякие должности. Господа теперь были бы в таком уг­нетении, в каком и нас держали».

Самозванство в России в последней трети XVIII века. Исторические записки. М., 1950. Т. 31. С. 134.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс