Период закрепощения чумазовского…

М. Салтыков-Щедрин

Чумазый вторгся в самое сердце деревни и преследует мужика и на деревенской улице, и за околицей. Обставленный кабаком, лавоч­кой и грошовой кассой ссуд, он обмеривает, обвешивает, обсчиты­вает. Доводит питание мужика до минимума и в заключение взыва­ет к властям об укрощении людей, взволнованных его же неправдами. Поле деревенского кулака не нуждается в наемных рабочих: му­жик обработает его не за деньги, а за процент или в благодарность за «одолжение». Вон он, дом кулака! Вон он высится тесовой кры­шей над почерневшими хижинами односельцев; издалека видно, куда скрылся паук и откуда он денно и нощно стелет свою паутину.

Хиреет русская деревня, с каждым годом все больше и больше беднеет. О «добрых щах и браге», когда-то воспетых Державиным, нет и помину. Толокно и тюря; даже гречневая каша в редкость. На­селение растет, а границы земельного надела остаются те же. Отхо­жие промыслы, благодаря благосклонному участию Чумазого, не представляют никакого подспорья.

Период помещичьего закрепощения канул в вечность; наступил период закрепощения чумазовского…

Мелочи жизни // Собр. соч. в 20 т. М, 1937. Т. 16, кн. 2. С. 442.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс