Положение русского общественного деятеля в России

М. Салтыков-Щедрин

Да, положение русского общественного деятеля имеет мало в себе завидного. Мало того, что он должен работать и создавать: он, сверх того, должен позаботиться и о способах к ограждению и защите. Нет у него волчцов! Нет пламенных, преданных, не размышляющих волчцов! И когда он истощит свои силы в борьбе с мелочами (она-то, собственно, и должна бы составлять занятие волчцов), то в ре­зультате получит одно: удовольствие видеть себя одиноким в поле и убедиться, что люди, сегодня еще полные жизни, могут завтра ис­чезнуть так же бесследно, как бесследно исчезают пузыри на по­верхности воды…

<…> И может он и умирать, и исчезать сколько ему угодно — и никто не заприметит смерти его, ни исчезновения. Еще вчера, вот здесь, на этом самом месте, было нечто, а сегодня уж тут пустота, которую кой-как усиливаются законопатить выдвинувшиеся впе­ред лилипутики и лилипутченки мысли <…>. Никакого урока! Ни­какого поучения! Неужели же есть какая-нибудь возможность не задуматься над этим?

Наша общественная жизнь. Апрель 1864 // Собр. соч. в 20 т. М, 1941. Т. 6. С. 351-352.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс