Из жизни крестьянской семьи

М. Салтыков-Щедрин

В этом миниатюрном ковчеге ютится несколько поколений, от грудного младенца до ветхого старика, который много лет, не испу­ская жалобы, лежит на печи и не может дождаться смерти. Всевоз­можные насекомые ползут по стенкам и сыплются с потолка; все­возможные звуки раздаются с утра до вечера: тут и крик младенца, и назойливое гоношенье подростков, и брань взрослых, и блеянье объягнившейся овцы, и мычание теленка, и вздохи старика. Целый ад, который только летом, когда изба остается целый день пустою, несколько смягчает свои сатанинские крики.

<…> В такой обстановке человек поневоле делается жесток. Ку­да скрыться от домашнего гвалта? На улицу? — но там тоже гвалт: сход собрался — судят, рядят, секут. Со всех сторон, купно с миро­едами, обступило сельское и волостное начальство, всякий спра­шивает, и перед всяким ответ надо держать…

А вот и кабак! Слышите, как Ванюха Бесчастный на гармонике заливается?

Мелочи жизни // Собр. соч. в 20 т. М., 1937. Т. 16, кн. 2. С. 26-27.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс