О математической школе в Москве

П. Милюков

Таким образом, рядом с богословской профессио­нальной школой стала в Москве другая — профессио­нальная морская. Взгляд правительства на цель образо­вания, в сущности, еще не переменился. И теперь, как и прежде, наука и школа должны были служить прак­тическим потребностям государства. Только понимание этих потребностей изменилось: вместо исправления цер­ковных книг и охранения веры речь шла теперь о пре­образовании армии и флота.

[…] не только воспитание, но и образование не вхо­дило в число задач петровской школы. Новая математи­ческая школа ставила целью не умственное развитие, а приобретение необходимых технических навыков. Лишь поневоле, — постольку, поскольку для технической вы­учки все-таки необходимы были некоторые элементар­ные знания, — школа приобрела до некоторой степени общеобразовательный характер. Вслед за приобретением предварительных знаний, во всяком случае, должна была следовать профессиональная выучка: она-то и была глав­ной целью, для которой средством служила предвари­тельная общая подготовка. Школа должна готовить к различным частям государственной службы и потому должна быть профессиональной, — такова была основ­ная идея преобразователя. Он принял тут, как мы уже говорили, старый взгляд XVII века; только к единствен­ной профессиональной цели прежней московской шко­лы — готовить к духовному званию — он присоединил целый ряд новых государственных задач. Первой мыс­лью его было возложить исполнение этих задач на ту же московскую школу. […] Скоро, однако же, царь дол­жен был заметить, как далеки словесные хитросплетения средневековой учености от той реальной науки нового времени, в которой он нуждался. Так как специальных школ все-таки не было, то на первых порах его помощ­никам прямо пришлось учиться на службе путем прак­тики. Навигатор учился на корабле, чиновник граждан­ской службы — в приказе, медик — в госпитале, апте­карь — в аптеке: совершенно так же, как и до Петра поп учился в церкви, а купеческий сын — за прилавком. Конечно, этого было недостаточно, и, при первой воз­можности, профессиональная выучка стала вводиться в школьные рамки. Она от этого не перестала быть служ­бой и как служба не переставала быть обязательной для тех же лиц, для которых вообще служба была обяза­тельна раньше. Вот почему петровская (военная) школа сама собой сделалась повинностью служилого класса.

Очерки по истории русской культуры. В 3 т. СПб., 1899. Т. 2. С. 277, 284.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс