О бродяжничестве и беглых крестьянах в XVIII веке

А. Романович-Славатинский

Бегство крестьян и заботы правительства к его умень­шению от 17 века перешли по наследству к 18-му и 19-му. […] Причина побегов заключалась, конечно, не в бродяжнической натуре русского мужика, а в условиях, лежащих в крепостной среде, в том гнете, которому под­вергались крепостные крестьяне и от которого так. ес­тественно было желание освободиться. Но какой выход для этого освобождения? Природа страны указывала на него простому человеку.  В стране необъятных пространств легко было убежать и скрыться: чтобы осво­бодиться от гнета крепостного права, крестьяне убегали и в одиночку, и целыми массами. Наказания за побеги были строги: по указу 1721 г. велено всем беглым чинить жестокое наказание кнутом. Приманка привольной жиз­ни и свободы от крепостной тяготы перевешивала страх наказаний. Комиссия 1727 г. о преобразовании подуш­ной подати в 1729 г. показывала, что беглых с 1719—1727 г. около 199 -000 душ. При Анне Иоанновне, в 1734 г., худое состояние помещичьих крестьян Смоленской гу­бернии заставляет их бежать за польский рубеж. […]

При Елизавете Петровне, в 1742 г., помещичьи люди, затеяв, что их повелено записывать в вольницу, подавали о том прошения, убегая толпами от своих помещиков. Помещики имели особенных поверенных для сыска сво­их беглых людей. В 1758 г. разнеслась молва, что поме­щичьим крестьянам дозволено переходить в Царицын и Камышенку для поселения на шелковых заводах — и крестьяне толпами побежали от помещиков. В начале царствования Екатерины II гр. П.И. Панин подал свое мнение об удержании побегов из России в Польшу. Между причинами побегов он указывает и на следую­щие: «1) ничем не ограниченная помещичья власть с выступлением в роскоши из всей умеренности, к сборам с подданных своих собственных податей и употреблени­ем оных в работы, не только превосходящие примеры ближних заграничных жителей, но частенько у многих выступающие и из сносности человеческой, 2) Заведше­еся поползновение у некоторых помещиков продавать в рекруты от целых семей за посторонние, а не за свои уже деревни, и без всякого в том уважения, как огор­чения, так и разорения остающимся их семьям». Для предотвращении побегов Панин советовал: «Запретить варварский обычай продавать помещикам своих кресть­ян в рекуты за чужие деревни для ненасытной роскоши; продавать только цельными семьями… Сочинить пример­ное на все государство положение крестьянским для по­мещиков работам и податям»… Совет Панина, прогля­нувший и в наказе комиссии 1767 г., исполнен не был: ни продажи крестьян для ненасытной корысти, ни ра­боты, выступающие из сносности человеческой воспрещены не были и побеги крестьян продолжаются до са­мой отмены крепостного права.

Дворянство в России от начала XVIII в.  до отмены крепостного права. СПб., 1870. С. 355-356.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс