Нетерпимость к раскольникам в XVIII веке

Н. Костомаров

В XVIII веке ни одно царствование в России не оз­наменовалось такою нетерпимостью к раскольникам, как описываемое. Религиозное настроение императрицы по­буждало ее поддаваться известным влияниям, и она до­шла в своей ненависти к расколу до полной нетерпи­мости. С своей стороны, гонимые раскольники впали в такое безумное отчаяние, что начали возводить само­убийство в религиозный догмат. Гонение на раскольни­ков старообрядческого толка является уже в первый год царствования Елисаветы Петровны. Дозналось духовен­ство, что в отдаленной окраине, близ Ледовитого моря, в Мезенском уезде завелись скиты, куда приютились раскольники не только из простолюдинов, но из купе­чества и из шляхетства. Правительство послало туда во­енные команды забрать расколоучителей и разогнать их последователей. С тех пор раскольники прогрессивно возбуждали против себя мирскую власть, потому что их скиты стали обычным убежищем беглых. В 1745 году всем вообще раскольникам запрещалось именовать себя староверцами, скитскими, общежительными; обязывали их платить двойной оклад, не совращать в свои толки православных и не придерживать беспаспортных. Тогда же думали действовать против раскола и путем убежде­ния: синод напечатал книги Димитрия Ростовского и Феофилакта Лопатинского, обличавшие заблуждения рас­кольников. Но посылки военных команд для разорения раскольничьих скитов не вязались с мирными средствами убеждения и довели раскольников до ужасного и дикого явления — самосожжения, которое происходило иногда и прежде, но теперь получило, так сказать, эпи­демический характер. Слыша о приближении войска, раскольники запирались в избах, где устроены были у них свои молельни, подкладывали огонь и погибали, в чаянии сохранить истинную веру и добровольным само­пожертвованием достигнуть царствия небесного. Так, в окрестностях Каргополя сожглось разом 240 человек, по­том в другой раз 400 человек. В Олонецком уезде до­бровольно сожглась толпа в 3000 человек, в нижегород­ских пределах — 600 человек, затем на реке Умбе со­жглось еще 38 человек с учителем своим Филиппом, который учил не молиться за царей и был основателем толка филиппонов. Правительство, слыша об этом обо всем, думало уничтожить изуверство строгостию и уч­редило комиссию для отыскания и жестокого наказания расколоучителей на севере; но гонение возбудило такой страшный фанатизм, что там до шести тысяч человек в один раз добровольно погибло в огне, и, по известию раскольничьего историка, чуть не сожглась сама Выгореция — скит, служивший главным рассадником помор­ской секты беспоповцев.

Никакие строгости не истребляли фанатизма сектан­тов.

Русская история в жизнеописаниях ее глав­нейших деятелей. СПб., 1888. Т. 2 (оконча­ние). С. 320-321.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс