ГЛАВНАЯ ДВОРЦОВАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ

ГЛАВНАЯ ДВОРЦОВАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ (1712—1786), центральное учреждение. Подчинялась до 1720-х и в 1743—74 непосредственно монархам, в 1720-е—43 и 1774—86 — Сенату. В качестве ее отделения во 2-й пол. 1720-х—86 функционировала (в Москве или С.-Петербурге) Дворцовая контора. Имела также в своем подчинении в 1724—28 Приказ Большого дворца (см.: Приказы), в 1724—32 — Конюшенный приказ, в 1728—74 — местные «дворцовые конторы», «вотчинные правления» и др. учреждения, ведавшие дворцовым хозяйством, в 1774 — сер. 1780-х — губернские дворцовые конторы. Находилась (в 1728—32 и 1737—46) в Москве, остальное время в С.-Петербурге.

Образование Главной дворцовой канцелярии было связано скорее всего с окончанием в 1710-е дел Дворцовой канцелярии (действовавшей с 1705 в составе Ингерманландской канцелярии). В начальный период существования именовалась Дворцовой походной канцелярией, возглавлялась (по крайней мере с к. 1715) обер-гофмейстером двора Петра I М. Д. Олсуфьевым, а компетенция ее по сравнению с предшественницей несколько сузилась. Управляя дворцовыми имениями в Петербургской губ. и получая какую-то часть доходов Приказов Большого дворца и Конюшенного, она, по-видимому, не вмешивалась в их деятельность. Однако уже 10 июня 1724 московские дворцовые приказы, объединенные сенатским указом от 16 февр. 1721 под ведением П. Е. Баскакова и подчиненные Камер-коллегии (см.: Коллегии), поручаются М. Д. Олсуфьеву, а Дворцовая походная канцелярия с н. 1725 упоминается как Дворцовая канцелярия в Петербурге (в отличие от «Дворцовой канцелярии, что прежде была Приказ Большого дворца» в Москве) или как Главная дворцовая канцелярия. С этого времени Главная дворцовая канцелярия занимает в государственном аппарате положение, равное другим центральным «коллегиям и канцеляриям», и приобретает значение руководящего органа среди дворцовых учреждений с административно-судебными функциями. Из них от Главной дворцовой канцелярии не зависели полностью лишь те, которые управляли личными имениями членов царской семьи, причем по закрытии домовых контор, Собственной Его Императорского Величества вотчинной канцелярии и ее конторы их делопроизводство и служители вместе с подведомственными землями и крестьянами поступали в Главную дворцовую канцелярию. Ее внутреннее устройство и порядок работы сложились в соответствии с генеральным регламентом от 28 февр. 1720 и не претерпевали существенных изменений вплоть до издания 26 июня 1773 штата Главной дворцовой канцелярии, который с учетом готовящейся реформы местного дворцового управления втрое сравнительно с 1730-ми сократил группу канцелярских служителей при удвоении руководящего состава Главной дворцовой канцелярии.

Структура Главной дворцовой канцелярии включала присутствие, численность которого в разные годы колебалась от 2 до 7 членов (обер-гофмейстер, он же судья или главноуправляющий, советники, в 1731—38 и 1741—52 также генерал-директор всех дворцовых волостей и вотчин), канцелярию — примерно от 5 до 152 служителей (секретари, казначей, протоколист, бухгалтер, регистратор, архивариус, канцеляристы, копиисты) и примерно 10 нижних чинов (счетчики, сторожа, переплетчик). При Главной дворцовой канцелярии состояли также: воинский контингент из примерно 50 обер- и унтер-офицеров и солдат, гл. обр. для охраны кладовых, столовых и вещевых «припасов»; обслуживавшие персонал Главной дворцовой канцелярии лекарь, подлекарь, цирюльник; 50 комиссаров, ключников и подключников у производства водок, спиртов и свеч, у приема и отпуска дров и угля, у приобретения предметов дворцового обихода и т. п.; архитектор, мастеровые люди и ученики, обеспечивающие сохранность дворцовых помещений (столяры, печники, оконочники, трубочисты), специалисты по приготовлению теста, различных напитков и др. — их общее число и отчасти состав зависели от местонахождения Главной дворцовой канцелярии и от того, какие именно дворцы она содержала, — в Петербурге таких служителей обычно было более 200, в т. ч. причт церкви на Запасном дворе и прислуга гребных судов. При Главной дворцовой канцелярии числились еще от нескольких человек до нескольких десятков управителей и приказчиков, образовавших дворцовую администрацию губерний, провинций и уездов, а после упразднения в 1774 института управителей — личный состав губернских дворцовых контор.

В деятельности присутствия Главной дворцовой канцелярии преобладал — по крайней мере, до сер. XVIII в., когда его составляли реально 1—2 члена, а по некоторым данным и впоследствии — принцип единоличного решения дел. Обер-гофмейстер лично участвовал в заседаниях обычно тогда, когда двор и Главная дворцовая канцелярия пребывали в одной и той же столице. В к. 1720-х — к. 1740-х при обер-гофмейстерах, а в 1732—38 и 1741—42 и при генерал-директоре дворцовых волостей и вотчин состояли особые канцелярии, статус которых и роль в механизме действия Главной дворцовой канцелярии не до конца ясны. Складывание канцелярии при обер-гофмейстерах, не оформленное законодательно, связано с тем, что М. Д. Олсуфьев, а затем гр. С. А. Салтыков и барон Х. В. Миних, возглавляя большинство центральных дворцовых учреждений, часто рассматривали их дела совокупно; поскольку поступление дел в их личное рассмотрение никак не регламентировалось, а архивный фонд «канцелярий обер-гофмейстеров» пока не исследовался, трудно судить, была ли каждая из них своеобразным отделением Главной дворцовой канцелярии или органом, выступавшим как посредник между дворцовым аппаратом и высшими эшелонами власти (Кабинетом Его Императорского Величества, Сенатом и т. д.). Генерал-директор барон Г.-Г. Розен формально подчинялся С. А. Салтыкову, но его канцелярия несомненно обладала более широкими полномочиями, чем время от времени создававшиеся при разных инстанциях комиссии со специальными задачами — кроме проведения подворной переписи в дворцовых имениях, ревизии их состояния, розыска в них подлинных крепостей и других документов для восстановления дворцового архива (сильно пострадавшего при московском пожаре 1737), — она фактически осуществляла параллельно Главной дворцовой канцелярии и независимо от последней большинство присущих ей функций; вопрос, являлась ли «канцелярия генерал-директора дворцовых волостей» самостоятельным центральным учреждением, требует детального изучения, а пока приходится рассматривать ее согласно именному указу от 18 марта 1732 о назначении Г.-Г. Розена в качестве экспедиции Главной дворцовой канцелярии.

Главная дворцовая канцелярия на всем протяжении своего существования занималась заготовкой продуктов и «разных мелочей» для нужд двора. До н. 1770-х она организовала эксплуатацию ряда дворцов, перечень которых многократно менялся. Для исполнения этих обязанностей Главная дворцовая канцелярия всегда получала из казны и прямо из дворцовых имений денежные суммы, передавая часть их в другие дворцовые учреждения и выдавая жалованье разным группам служителей, в т. ч. не состоявшим в ее штате. До к. 1720-х дворцовые доходы предполагалось, вероятно, сконцентрировать именно в Главной дворцовой канцелярии, но затем они постепенно распределились между Придворной, Камер-цалмейстерской конторами и другими конторами и канцеляриями — к сер. 1770-х в Главную дворцовую канцелярию стали поступать только средства для оплаты закупок и содержания ее личного состава. К осени 1724 в Главной дворцовой канцелярии сосредоточилась выработка дворцовой хозяйственной политики, в частности подготовка инструкций Приказу Большого дворца и управителю с. Коломенское, которые легли в основу инструкций остальным управителям, совершенствовавшихся вплоть до 1764. Тогда же Главная дворцовая канцелярия, ранее распоряжавшаяся вотчинами «дома его царского величества» в Петербурге, начинает контролировать приказы Большого дворца и Конюшенный, а после их закрытия в к. 1720-х руководство всем дворцовым хозяйством стало ведущим направлением деятельности Главной дворцовой канцелярии. С этого времени она осуществляла назначение и смену управителей имений и надзор за их службой, обследование владений и планирование мер к повышению их доходности путем развития хлебопашества, скотоводства, птицеводства, пчеловодства, льноводства, садоводства, огородничества, винокурения, кирпичных и стекольных заводов, рыбных и соляных промыслов, текстильных и бумажных фабрик; покупку новых имений, учет и описание земель и угодий и организацию хранения крепостных актов на все виды владений; вынесение определений о переселении дворцовых крестьян из имения в имение, приписку к дворцовым крестьянам бывших крепостных некоторых конфискованных частновладельческих имений, реже — выходцев из других слоев (напр., «выбегающих из плена кочевых» народов и крещеных «азиатцев»), решение спорных вопросов принадлежности разных лиц к дворцовым крестьянам и записи дворцовых крестьян в купечество; установление численности и имущественного положения разных категорий населения дворцового ведомства, их налогообложения и повинностей; отстаивание прав дворцовых учреждений на урегулирование жизни подчиненных им людей и регионов; расследование злоупотреблений управителей и пересмотр их судебных приговоров; защиту интересов дворцовых крестьян и служителей в имущественных и иных столкновениях с представителями других сословий. В 1729—38 Главная дворцовая канцелярия отвечала и за состояние охотничьего хозяйства, перешедшего затем в распоряжение Обер-егермейстерской канцелярии.

Обязанности поддержания порядка в зданиях и сооружениях и наблюдения за течением дел в принадлежащих двору волостях, городах, мызах, слободах и селах Главная дворцовая канцелярия разделяла по территориальному признаку с Дворцовой конторой. Однако ключевые проблемы управления дворцовыми владениями и их жителями оставались в исключительной компетенции Главной дворцовой канцелярии до 1770-х. В результате изменений (согласно именному и сенатскому указам от 7 февр. и 5 марта 1774) в структуре местной дворцовой администрации Главная дворцовая канцелярия перестала комплектовать ее штат и утратила большинство хозяйственных и судебных прав. В то же время на нее было возложено «попечение» о дворцовых имениях в Петербургской и прибалтийских губерниях, которое в большинстве остальных губерний должны были осуществлять губернские дворцовые конторы. По мере введения Учреждения о губерниях от 7 нояб. 1775 все дворцовые вотчины были целиком переданы в подчинение казенных палат и директоров экономии.

Главная дворцовая канцелярия была упразднена именным указом Сенату от 2 нояб. 1786 с передачей функций Придворной конторе.

М. Б.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс