ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РУССКОЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РУССКОЕ. Московский Собор 1551 следующим образом выразил отношение закона к обществу: «В коейждо стране закон и отчина, а не приходят друг ко другу, но своего обычая кийждо закон держит». Понятие это доныне не потеряло своей силы и своего значения и, конечно, никогда не потеряет. Представители Собора здесь выразили глубокое понимание значения закона, основанное на его сущности и природе. Действительно, закон есть отчина в каждом обществе. Самостоятельное общество, пока оно самостоятельно, не может подчиниться чуждым законам, принесенным со стороны; подчинение чуждым законам есть уже явный признак падения общества. Законы должны вытекать из исторической жизни народа. Связь между законом и внутренней исторической жизнью народа так неразрывна, что ни изучение законодательства не может быть вполне понятно без изучения внутренней жизни народа, ни изучение внутренней жизни — без изучения законодательства. На такую тесную связь законодательства с внутренней жизнью общества указывает и заведовавший Комиссией составления законов Российской Империи кн. П. В. Лопухин, когда в своем докладе имп. Александру I от 28 февр. 1804 пишет: «Нельзя распространить пределов действия комиссии так, чтобы предоставить ей сочинение законов новых или введение чуждых образу правления и местному положению России несоответственных. В таком случае комиссия принесла бы более вреда, нежели пользы государству». Это мнение кн. Лопухина совершенно согласно с мнением Московского Собора, что «в коейждо стране закон и отчина, а не приходят друг ко другу», только выражено с большей определенностью. Лопухин в своем мнении говорит, что нельзя ни заимствовать законов со стороны, т. е. из других государств, ни сочинять новых законов, основываясь на одних теориях и не справляясь ни с внутренней жизнью, ни с потребностями того общества, для которого пишутся законы. А потому, если так неразрывна связь закона с жизнью, то и развитие законодательства должно идти в строгой последовательности с развитием жизни общества. А если это так, то правильное и полное изучение законодательства возможно только при изучении истории законодательства, а история законодательства должна идти параллельно с историей внутренней жизни общества, они должны друг друга поддерживать и объяснять. Современная жизнь нашего отечества и современное законодательство не могут быть вполне понятны и ясны для нас, если мы не знакомы с судьбами и историей предшествовавшей жизни и законодательства, ибо везде и во всем последующее имеет тесную связь с предыдущим, в последующем, современном всегда еще много остается от предшествовавшего, прошедшего; в законодательстве эта связь предшествовавшего с последующим еще яснее: каждый последующий законодательный памятник (за исключением немногих) есть не что иное, как развитие предшествовавших памятников, для которых он служит или дополнением, или объяснением, или ограничением и отменой. А законодательные кодексы или сборники составляются именно из узаконений всего предшествовавшего времени, которые еще не потеряли своей силы; так составлялись все кодексы Римского права, так постепенно росла наша Русская Правда, так составились Уложение царя Алексея Михайловича и Свод законов Российской Империи сер. XIX в. В предисловии к Уложению о его составе именно сказано: «Государь указал, чтобы прежних Великих Государей Царей и Великих Князей Российских, и отца его Государева, блаженныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всея Руси указы, и боярские приговоры на всякие государственные и земские дела собрать, и те Государские указы и боярские приговоры со старыми Судебниками справити». Здесь мы ясно видим, что источниками для Уложения царя Алексея Михайловича были все предшествовавшие законодательные памятники в России. Тот же порядок встречаем и при составлении Свода законов Российской Империи: предварительно составлению Высочайшим указом повелено было собрать из всех присутственных мест все прежние указы и постановления начиная с Уложения, которые, согласно Высочайше утвержденному Положению от 22 сент. 1827, и были напечатаны под названием Полного собрания законов Российской Империи, а потом уже из этого Полного Собрания был составлен Свод законов.

Первым основным элементом русского общества были разные славянские племена, в разное время пришедшие в здешнюю страну с Дуная и как колонисты поселившиеся между старожилами здешнего края финнами. Вторым основным элементом русского общества были варяго-русы (см.: Варяги), пришедшие по приглашению ильменских славян из Скандинавского полуострова и по взаимному соглашению составившие вместе со славянами одно русское общество, послужившее зерном для образования Русского государства. Потом, по порядку времени, следовали элементы: византийский, принесенный в русское общество вместе с христианством, принятым русскими из Византии; далее элемент монгольский, проникнувший в русское общество во времена владычества монголов, и, наконец, литовский и западноевропейский. Элементы эти по мере своего привтечения в русскую жизнь делят историю русского законодательства на следующие периоды.

Первый период — до введения христианства Владимиром Святым; к этому периоду относится история внутренней жизни общества в славянских племенах, как перед прибытием Рюрика, так и по прибытии его, когда славянский элемент соединился с вновь прибывшим элементом варяго-русским. Законодательство этого периода выразилось в коренном устройстве славянских племен и в узаконениях Рюрика, Олега, Игоря, Ольги и Святослава.

Второй период начинается введением христианства в Россию и оканчивается соединением русских удельных княжеств, частью под скипетром московского государя, частью — литовского. В первой половине этого периода к элементам славянскому и варяго-русскому присоединился третий элемент — византийский, принесенный на Русь вместе с христианством, имевший сильное влияние на развитие внутренней жизни народа и много участвовавший в развитии законодательства введением греческих Номоканонов (см.: Кормчая книга). Во второй половине этого пятисотлетнего периода к первым трем элементам присоединился четвертый элемент — монгольский, или татарский, который по враждебности своей хотя не мог иметь сильного влияния на внутреннюю жизнь народа, но тем не менее много действовал в административном значении. Законодательство этого периода выразилось в уставах Владимира и Ярослава, в Русской Правде, имевшей несколько подновлений, в переводных греческих Номоканонах, в Псковской судной грамоте, в Новгородской судной грамоте и в разных уставных грамотах, договорных, жалованных и других, а также частью дошедших до нас и частью известных только по упоминаниям в разных памятниках. В этот период внутренняя жизнь народа сперва имела общий характер развития для всех племен под влиянием христианства, а потом, вследствие раздробления России на уделы, общее развитие жизни получило некоторые оттенки особенностей по разным уделам.

Третий период занимает пространство времени от соединения северо-восточных русских княжеств с Москвой, а западных — с Литвой, до царствования Алексея Михайловича. В этот период внутренняя народная жизнь на северо-востоке кипела борьбой удельных особенностей с всепоглощающим уровнем московской жизни. Уделы, потерявшие свое политическое значение подчинением московскому государю, продолжали еще отстаивать свои особенности внутренней жизни и в администрации, и в обычаях. Эту борьбу московские государи, особенно начиная с царя Ивана IV Васильевича, вели с неподражаемым искусством. Царь Иван Васильевич показал первый пример сглаживания непокорных особенностей народной жизни в уничтоженных уделах, оставляя на произвол жителей управляться наместниками, присылаемыми из Москвы, или собственными выборными судьями, старостами и излюбленными головами. В это же время на Западе России, т. е. в Литовско-Русском государстве, шла такая же борьба местных народностей с общим уровнем государства; но там желание всюду ввести латинскую веру и вообще слишком крутые и неблагоразумные меры испортили все дело, и исход борьбы кончился присоединением Литовской Руси к Московской. Главными законодательными памятниками этого времени в Московской Руси были: «Судебник Великого Князя Ивана Васильевича», «Судебник Царя Ивана Васильевича» и разные дополнительные к ним указные статьи, уставы и соборные определения, в Литовской же Руси — три редакции литовского Статута с разными привилегиями и дополнениями.

Четвертый период русского законодательства и внутренней народной жизни составляет пространство времени от царя Алексея Михайловича до 2-й пол. XIX в. Здесь внутренняя народная жизнь проявляется в борьбе с наплывом новых идей западноевропейского образования. Эти новые идеи начали понемногу проникать в народную жизнь Руси еще в предшествовавший период и особенно распространились во время Смутного времени самозванщины, когда представители (для русских) тогдашнего европейского образования: поляки, литовцы, шведы и разные европейские искатели счастья — старались расхитить достояние Русского царства и толпами бродили по Русской земле, то дрались, то дружили с русскими и передавали им свой образ мыслей, свои западные обычаи. Хотя эти пришельцы с воцарением Дома Романовых и должны были удалиться из России, но семена, ими посеянные, остались в русской жизни и, благоприятствуемые обстоятельствами, стали развиваться более и более, как и должно было ожидать по естественному развитию русского общества, которое не могло не сочувствовать европейской жизни как по воспитанию своему в недрах христианской Церкви, так и по образованию, по крайней мере, в высших представителях своего просвещения, а также по торговле и по другим условиям, постоянно не позволявшим России совершенно изолироваться от Европы. Распространение новых идей западноевропейского образования по естественному ходу дел человеческих не могло не встретить сопротивления, тем более что идеи эти частью переходили из стран, враждебных России, а частью передавались с большим презрением к русской жизни, вовсе не заслуженным. Борьба старой русской жизни с новыми идеями европейского образования сперва не делала перевеса ни на ту, ни на другую сторону; старая жизнь сильно упорствовала и даже в иных случаях доходила до крайностей, но с имп. Петра I перевес борьбы явно перешел на сторону нового образования, впрочем, основа старой русской жизни, известное отличие Руси от других народов, осталась неприкосновенной. Законодательство этого периода выразилось в Уложении царя Алексея Михайловича и в разных уставах, регламентах, указах и других учреждениях, изданных как царем Алексеем Михайловичем, так и его преемниками до первого издания Свода законов Российской Империи.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс