Все хотели владеть крепостными

В. Семевский

Духовенство не имело своих представителей в комис­сии уложения, и единственным в ней духовным лицом был депутат от синода, следовательно, представитель уч­реждения, а не сословия; несмотря на то, в данном ему наказе мы встречаемся с требованием дать белому ду­ховенству (священно- и церковнослужителям) право по­купать людей для услужения. Нужно, впрочем, заметить, что подобное требование мы находим и в наказах двух городов.

Приказные служители, по неимению от них депута­тов, не могли сами заявить желание владеть крепостны­ми, но за них замолвил слово уже известный нам пред­ставитель города Яранска, Антонов (и с ним еще 16 де­путатов купцов), сказав, что они терпят большие затруд­нения вследствие запрещения (в 1758 г.) приказным слу­жителям, не имеющим права владеть недвижимыми име­ниями, писать крепости на дворовых людей и крестьян без земли. Антонов ходатайствовал, чтобы им разрешено было для домашних услуг покупать дворовых людей.

Сибирские служилые люди, известные под названием сибирских дворян, просили о том, чтобы их сделали потомственными дворянами, наделили землею и дали пра­во покупать людей […].

Однодворцы, хотя часть их владела крестьянами, ко­торых они могли продавать членам своего сословия, же­лали иметь возможность увеличить число своих крестьян покупкою у помещиков, а потому просили о причисле­нии их к дворянам с правом покупать крепостных. Сход­ные с однодворцами пахотные солдаты также добива­лись этого права.

Только одни черносошные крестьяне были неповин­ны в крепостнических похотениях, и если мы встречаем среди них желание покупать людей, то не с целию об­ращать их в своих крепостных работников, а только для того, чтобы сдать вместо себя в рекруты.

Крестьянский вопрос в России в XVIII и пер­вой половине XIX в. В 2 т. СПб., 1888. Т. 1. С. 97-98.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс