Екатерина Вторая о ценности жизни помещика и крепостных

В. Бильбасов

Екатерине, в долгое ее царствование, приходилось […] бороться и с отдельными личностями, до Солтычихи включительно, и с целыми учреждениями, как сенат. И она боролась. Крестьяне убили своего помещика; сенат определил истребить всю деревню; Екатерина писала по этому поводу генерал-прокурору:

«Пророчествовать можно, что есть-ли за жизнь одно­го помещика в ответ и в наказание будут истреблять целые деревни, то бунт всех крепостных деревень вос­последует. Положение помещичьих крестьян таково кри­тическое, что окроме тишиной и человеколюбивыми уч­реждениями ничем избегнуть бунта не можно. Генераль­ного освобождения от несносного и жестокого ига не предвидят и, не имев обороны ни в законах и нигде, всякая малость может привести их в отчаяние, кольми паче мстительный такой закон как сенат вздумал не­кстати и не к ладу издать. Итак прошу быть весьма осторожну в подобных случаях, дабы не ускорить и без того довольно грозящую беду, есть-ли в новом узаконе­нии не будут взяты меры к пресечению сих опасных следствий. Ибо есть-ли мы не согласимся на уменьшение жестокости и умерение человеческому роду нестерпи­мого положения, то и противу нашей воли сами оную возьмут рано или поздно».

Пророчество Екатерины сбылось в Пугачевском бунте, этом кровавом протесте против крепостниче­ства.

Исторические монографии. В 5 т. СПб., 1901. Т. 2. С. 332.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс