Военные записки Дениса Давыдова

Д. Давыдов

[…] крестьяне окружных сел привели ко мне шесть французских бродяг. Это меня удивило, ибо до того вре­мени они не приводили ко мне ни одного пленного, разделываясь с ними по-свойски и сами собою. Несча­стные сии, скрученные веревками и завлеченные в ров, не избегли бы такого же роду смерти, как предшест­венники их, если бы топот лошадей и многолюдный раз­говор на русском языке не известили крестьян о при­ходе моей партии. Убийство было уже бесполезным; они решились представить узников своих на мою волю. Дело тем кончилось, что я велел их включить в число плен­ных, находившихся в моей партии, и отослать всех в Юхнов, откуда они отправлены были в дальние губернии и, вероятно, погибли или на пути, или на месте с тысячами своих товарищей, которые сделались жертвою лихоимства приставов и равнодушия гражданских начальств к страждущему человечеству.

Но сколь провидение чудесно в определениях своих! Между ними находился барабанщик молодой гвардии Викентий Бод (Vincent Bode), пятнадцатилетний юноша, оторванный от объятий родительских и, как ранний цвет, перевезенный за три тысячи верст под русское лезвие на русские морозы! При виде его сердце мое облилось кровью; я вспомнил и дом родительский, и отца моего, когда он меня, почти таких же лет, поручал судьбе военной! Как предать несчастного случайностям голодного, холодного и бесприютного странствования, имея средства к его спасению? Я его оставил при себе, велел надеть на него казачий чекмень и фуражку, чтобы избавить его от непредвидимого тычка штыком или дро­тиком, и, таким образом, сквозь успехи и неудачи, через горы и долы, из края в край, довез его до Парижа здо­ровым, веселым и почти возмужалым передал его из рук в руки престарелому отцу его.

Военные записки. М., 1982. С. 192-193.

Миниатюра: Д.В. Давыдов. Раскрашенная гравюра М. Дюбурга

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс