Во времена княжеских усобиц

В. Ключевский

В постоянных своих усобицах князья мало думали о земельных приобретениях, о территориальном расшире­нии своих областей, в которых они являлись временными владельцами; но, тяготясь малонаселенностью своих част­ных имений, они старались заселить их искусственно. Лучшим средством для этого был полон. Поэтому их об­щей военной привычкой было, вторгнувшись во враже­скую страну, разорить ее и набрать как можно больше пленных. Пленники, по тогдашнему русскому праву, обра­щались в рабство и селились на частных землях князя и его дружины, с которой князь делился своей добычей. Ослепленный князь Василько в горе своем вспоминал, как некогда он имел намерение захватить болгар дунайских и посадить их в своем Теребовльском княжестве. Поговор­ка, ходившая о князе конца XIIв. Романе волынском («ху­дым живеши, литвою ореши»), показывает, что он сажал литовских пленников на свои княжеские земли, как кре­постных или обязанных работников. Эти колонизаторские заботы насчет иноземных соседей были неудобны только тем, что вызывали и с противоположной стороны соответ­ствующую отместку. Гораздо хуже было то, что подобные приемы войны князья во время усобиц применяли и к сво­им. Первым делом их было, вступив в княжество сопер­ника-родича, пожечь его села и забрать или истребить его «жизнь», т.е. его хозяйственные запасы, хлеб, скот, че­лядь. Владимир Мономах был самый добрый и умный из Ярославичей XI—XIIвв., но и он не чужд был этого хищ­ничества. В своем Поучении детям он рассказывает, как, напавши раз врасплох на Минск, он не оставил там «ни челядина, ни скотины». В другой раз сын его Ярополк (1116г.) захватил Друцк в том же Минском княжестве и всех жителей этого города перевел в свою Переяслав­скую волость, построивши для них новый город при впа­дении Сулы в Днепр. Летописец XIIв., рассказывая об удачном вторжении князя в чужую волость, иногда закан­чивает рассказ замечанием, что победители воротились, «ополонившись челядью и скотом». Обращали в рабство и пленных соотечественников; после неудачного нападения рати Андрея Боголюбского на Новгород в 1169г. там продавали пленных суздальцев по 2 ногаты человека. Так же поступали с пленною Русью половцы, которых князья русские в своих усобицах не стыдились наводить на Рус­скую землю. Превратившись в хищническую борьбу за рабочие руки, сопровождавшуюся уменьшением свобод­ного населения, княжеские усобицы еще более увеличи­вали тяжесть положения низших классов, и без того при­ниженных аристократическим законодательством XI— XIIвв.

Курс русской истории. Соч.: В 8 т. М., 1856. Т.1. С. 278-279.

Миниатюра: Благоверный князь Андрей Боголюбский

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс