Верховная власть в Древней Руси

Верховная власть носила в Древней Руси преемственно следующие титулы: князь, великий князь, князь-государь и государь — царь и великий князь всея Руси.

Князь.

Не решаю, слово «князь» заимствовано ли нашим языком из немецкого, а не сохранилось в нем из первоначального индоевропейского лексического запаса, общего всем индоевропейцам, подобно, например, слову «мать». Время заимствования определяют различно. Одни думают, что это слово могло войти в славянские языки и в язык восточного славянства еще в III, IV вв. из языка готского, когда славяне близко соприкасались с державой готов, простиравшейся по Южной Руси и далее на запад, за Карпаты; это слово тогда заимствовано вместе с другими, как то: пенязь, стькло, хлеб. Другие думают, что это слово более позднего происхождения, вошло в наш язык в то время, когда вошли в состав русского общества варяжские-скандинавские князья с их дружинами. Князь — это русская, восточнославянская форма немецкого «Konung», или, правильнее, «Kuning». Князем назывался носитель верховной власти на Руси IX, X и XI вв., как тогда понимали эту власть.

Великий князь.

С середины XI в. носитель верховной власти, князь киевский, назывался «великим князем». Великий — значит старший; этим термином князь киевский отличался от младшей своей братии — областных князей.

Князь — государь.

В удельные века, в XIII и XIV вв., термином, выражавшим сущность государственной власти, является «государь», соответствовавший, как и территориальный термин в смысле удел. Слово это заимствовано из частной жизни; слово «государь» имеет параллельную форму в слове «господарь». Кажется, вместе с последним первое слово произошло от слова «господа» (в смысле собирательном); церковнославянские памятники не знают слова «государь», заменяя его словами «господь», «господин» или «господарь». «Господа» имело двоякое значение: первое — собирательное — это собрание господ; отсюда в летописи выражение, с каким обращается посадник или кто-нибудь другой к вечу: «господо братие» (зват. пад.); «господа» — собирательный термин, параллельный слову «старшина» — собрание старост. Второе значение — отвлеченное- это владычество и как предмет владения хозяйство; господа — хозяева, а потом хозяйство, господство. Так, в одной рукописи Кормчей книги мы читаем о людях, вступивших в монашество с известным имуществом, что это имущество, с которым поступающий входит в монастырь, «господы монастыря да будет», т. е. должно принадлежать хозяйству монастыря. В связи с этим последним значением слово «господа» имело и значение единоличное — господина, домовладыки, οτκοδεσπο της. В памятниках русского происхождения вместо «господаря» встречается обыкновенно «государь»; однако в Древней Руси отличали «государя» от «господина» (параллельная форма «господаря»). Известен спор Ивана III с новгородцами из-за титула; Иван осердился, когда новгородцы, назвав его господином, потом стали звать по-прежнему господином. Значит, в государе разумелась высшая власть, чем в господине. «Господин» — только властитель с правом управления, а не собственник с правом и распоряжения, отчуждения, уничтожения. «Государь» -хозяин, собственник; в таком значении назывались государями князья удельные — dominus — это хозяин удела, владелец его территории на вотчинном праве.

Государь — царь и великий и князь всея Руси.

Государь — царь и великий князь всея Руси — титул, который по частям усвоен был московскими государями приблизительно с середины XV в. В составе этого титула новый термин — «царь»; царь — русская сокращенная форма слова «цесарь». Происхождение этой сокращенной формы легко объяснить древним начертанием слова. В памятниках XI и XII вв. — в Остромировом Евангелии, в отрывках Четвероевангелия, в Сказании о князьях Борисе и Глебе мниха Иакова — слово это изображается так: цср — цесарь; впоследствии с под титлом исчезло и вышло: цръ — царь. Как известно, в Остромировом евангелии еще господствует форма «цесарьство нбсное», а не «црство нбсное». В «Сказании мниха Иакова» мы встречаем такое выражение (в похвальном слове святым князьям, по списку XII в.): «Поистине, — обращается к князьям автор — вы цесаря (двойственное число) цесарем и князя князем»; это написано так: цесаря, цсрем — «царем» в Древней Руси еще с XI в. называли иногда и нашего князя, но в виде особого почетного отличия; это не был официальный титул всех киевских князей. Под царем разумели власть, более высокую сравнительно с властью местных племенных или национальных государей; царь, или цесарь, — это, собственно, римский император. Когда впоследствии Русь была завоевана татарской ордой, царем стали называть хана этой орды. Когда власть хана над Русью пала, а Византийская, Восточно-Римская, империя разрушена была турками, московские государи, великие князья всея Руси, считая себя преемниками павших римских императоров, официально усвоили себе этот титул. Под царем разумели независимого, самостоятельного государя, никому не платящего дани, никому не отдающего ни в чем отчета. Такое же понятие государя, не зависящего от чуждой власти, соединяли и с другим термином «самодержец»; термин этот — неудовлетворительный перевод греческого «αυτχρατορ». Титул самодержца также придавали иногда в виде почетного отличия или как знак особого уважения древним русским князьям. Так называют им в житиях и похвальных словах князя Владимира Святого; так звали современники Владимира Мономаха. Тот же мних Иаков говорит в начале своего рассказа о Борисе и Глебе: «Сице убо бысть малым преже сих (незадолго перед этим) летом сущю самодрьжцю Русьскей земли Володимеру, сыну Святославлю». Вместе с титулом царя московские государи усвоили себе и титул самодержца, понимая его в смысле внешней независимости, а не внуреннего полновластия. Слово «самодержец» в XV и XVI вв. значило, что московский государь не платит никому дани, но зависит от другого государя, но тогда под этим не разумели полноты политической власти, государственных полномочий, не допускающих разделения власти государем с какими-либо другими внутренними политическими силами. Значит, самодержца противополагали государю, зависимому от другого государя, а не государю, ограниченному в своих внутренних политических отношениях, т. е. конституционному. Вот почему царь Василий Шуйский, власть которого была ограничена формальным актом, в грамотах продолжал титуловать себя самодержцем.

Таковы термины, какими обозначалась в Древней Руси верховная государственная власть: это «князь», «великий князь», «князь-государь» и «государь-царь и великий князь всея Руси». Все эти термины выражали различные типы верховной власти, сменявшиеся в истории нашего государственного права до Петра Великого. На этих типах можно остановиться.

Схема развития верховной власти в Древней Руси.

Оканчивая изложение оснований методологии, я заметил, что, изучая термины того или другого порядка, мы будем пытаться составлять схемы, которые бы представляли процесс развития явлений этого порядка, прилагая таким образом одно из требований исторического метода к изучению нашей истории. Я и попытаюсь для памяти вывести вам схему развития верховной власти на Руси. Схема эта вберет в себя только объясненные мною термины верховной власти. Мы не объясняли последнего титула, который усвоен нашей верховной властью: император; но этот титул не вопрос политической археологии, а явление нашей настоящей действительности, и схема наша не будет распространена на этот последний тип, известный нам в истории русского права. Чтобы вывести эту схему, надо точно характеризовать все сменившиеся в нашей древней истории типы верховной власти.
Князь — это вождь вооруженной дружины, боевой компании, охраняющий Русскую землю и за то получающий от нее известное вознаграждение — корм. Точную формулу этого типа дает нам псковской летописец XV в., называя одного псковского князя «воеводою, князем кормленным», о котором было им (псковичам) «стояти и боронитеся». Итак, князь — кормовой, т. е. наемный, охранитель границы земли. Элементы верховной власти не раскрыты, все заключены в его значении вождя вооруженной силы, обороняющей страну, поддерживающей одну из основ государственного порядка — внешнюю безопасность.

Великий князь — глава княжеского рода, владеющего охраняемой им Русской землей. Он имеет значение не сам по себе, не как одинокое лицо, а как старший представитель владетельного княжеского рода, совместно владеющего, т. е. правящего Русской землею как своей отчиной и дединой.

Князь — государь удельных веков — земельный владелец удела на вотчинном, т. е. наследственном, праве. Он владеет территорией удела с прикрепленными к ней рабами, холопами, челядью, но его владельческие права не распространяются на свободное население удела, которое может покидать эту территорию и переходить на территорию другого удела.

Наконец, государь-царь и великий князь всея Руси есть наследственный властитель Русской земли не только как территории, но и как национального союза. Подобно тому как титул, которым обозначался этот последний тип верховной власти, есть свод предшествующих титулов, так и в политическом содержании этого типа сведены черты предшествующих ему типов той же власти. Он и территориальный хозяин Русской земли, и старший представитель всех наличных государей Руси, но он и верховный властитель Русской земли как национального целого.
Чтобы по этим типам, преемственно сменявшимся, обозначить ход исторического развития верховной власти в Древней Руси, надобно припомнить основные признаки, которыми характеризуется в государственном праве понятие о верховной власти. В содержание этого понятия входят три элемента: 1) пространство действия верховной власти, т. е. территория; 2) задачи верховной власти, т. е. охранение общих интересов населения, занимающего территорию; 3) средства действия власти, т. е. верховные права над подданными, составляющими это население. Первый элемент сообщает верховной власти территориальное значение, третий — значение политическое, а второй служит основанием того и другого и вместе связью между ними: территория определяется пределами, в которых действуют эти общие интересы; права верховной власти определяются свойством задач, которые на нее возлагаются. Приняв за основание эти три элемента, мы и восстановим ход развития верховной власти в Древней Руси.

В первом типе не ясно ни территориальное, ни политическое значение. Не определено свойство отношения носителя верховной власти — князя к территории; например, не определено точно, какая разница в отношении к этой территории самого князя и местных властителей, ему подчиненных: посадников, наместников или местных князей — сыновей и других родственников князя. Ясна лишь одна из задач верховной власти — охранение границ земли от внешних врагов, но неясно политическое содержание власти, не определено, что должен делать князь в отношении к самому внутреннему порядку, насколько он должен лишь поддерживать этот порядок и насколько может изменять его. Словом, князь IX, X вв. — сберегатель границ Русской земли с неопределенным территориальным и политическим значением.

Во втором типе — великого князя — обозначаются уже оба значения — и территориальное и политическое, но это значение принадлежит не лицу, а целому княжескому роду, главою которого является великий князь. Весь княжеский род владеет всей Русской землей и правит ею как своей вотчиной и дединой; но каждый отдельный князь, член этого рода, не имеет ни постоянного территориального, ни определенного политического значения: он владеет известной волостью лишь временно, он правит ею лишь по соглашению с родичами. Словом, верховная власть получает определенное и постоянное территориальное и политическое значение, но она не единоличная, а собирательная.

В князе-государе является единоличная власть, но она имеет только территориальное значение. Князь-государь удельных веков — земельный владелец удела, но в круг его власти не входят постоянные права над свободными обывателями удела, потому что эти обыватели не прикреплены к территории, могут прийти и уйти. Все их отношения к князю — поземельные, т. е. вытекают из частного, гражданского договора с ним: свободный обыватель удела признает над собой власть князя, пока служит ему или пользуется его землей, городской либо сельской. Князь поэтому не имеет политического значения, не является государем с определенными, постоянно действующими правами над подданными; он практикует известные верховные права — судит, законодательствует, правит, но эти права суть лишь последствия гражданского договора его со свободными обывателями: он законодательствует средь них, судит их, вообще правит ими, пока те состоят в договорных отношениях с ним — служат ему или пользуются его землею; следовательно, политические права князя суть лишь последствия его гражданских отношений к свободным обывателям. Итак, в князе-государе является единоличная власть, но лишь с территориальным значением без политического.

В государе-царе и великом князе всея Руси выступает власть единоличная с территориальным и политическим значением; он наследственный владелец всей территории, он правитель, властитель живущего на ней населения; его власть определяется целями общего блага, а не гражданскими сделками, не договорными служебными или поземельными отношениями к нему его подданных. Общим основанием того и другого значения, территориального и политического, служит народность: государь-царь и великий князь всея Руси есть владелец и властитель территории, на которой живет великорусское население; это национальное значение и обозначено в титуле термином «всея Руси». Термин шире действительности, заключает в себе сверх нее еще политическую программу, политическое притязание на части Русской земли, еще находившиеся вне власти «всероссийского» государя, но действительное значение этого термина указывает на господствующую часть русской народности — на великорусское племя.

Итак, князь IX — Х вв., наемный охранитель границ, сменяется шедшим от него княжеским родом, владеющим сообща Русской землей, который в XIII — XIV вв. распадается на множество удельных князей, гражданских владельцев своих удельных территорий, но не политических властителей удельных обществ, а один из этих удельных владельцев со значением территориальным, но без политического превращается в территориального и политического властителя, как скоро границы его удела совмещаются с пределами великорусской народности.

Такова схема, которой можно обозначить ход развития верховной власти в Древней Руси. Из того как мы ее вывели, можете видеть, для чего нужны такие схемы. Они сводят известные однородные явления в формулу, которая указывает внутреннюю связь этих явлений, отделяя в них необходимое от случайного, т. е. устраняя явления, условленные только достаточной причиной, и оставляя явления необходимые. Историческая схема, или формула, выражающая известный процесс, необходима, чтобы понять смысл этого процесса, найти его причины и указать его последствия. Факт, не приведенный в схему, есть смутное представление, из которого нельзя сделать научного употребления.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс