СУДОПРОИЗВОДСТВО В МОСКОВСКОЙ РУСИ

СУДОПРОИЗВОДСТВО В МОСКОВСКОЙ РУСИ. I. В 1556 было издано узаконение, касавшееся судебных доказательств и преимущественно обыска. Это доказательство по новому узаконению допускалось только в крайних случаях, когда все другие доказательства были недостаточны. По узаконению 1556 требовалось следующее: 1) Если истец или ответчик будут слаться на обыск многими людьми поименно, то судьям полагалось вершить дело по обыску, а сверх обыска поля или крестного целования не присуждать, велеть же обыскивать старостам и целовальникам и чтобы истец или ответчик не ссылались на людей, состоящих с ними в родстве. 2) Если истец или ответчик на боярском суде будут слаться на обыск безыменно, то боярам полагалось писать к старостам и целовальникам, чтобы они обыскивали в своем ведомстве многими лучшими людьми: князьями и детьми боярскими, их приказчиками, священниками и лучшими посадскими людьми, и обыскивать с очей на очи, заочно же обыскных людей не писали, они должны были писать свои показания сами и прикладывать к обыскам руки, как они сами, так и их отцы духовные. 3) Если из обыскных людей одни скажут в пользу истца, а другие — в пользу ответчика, то полагалось оправдать того, у кого будет больше обыскных людей, а поля и крестного целования не присуждать и, сверх того, поручить местному архиерею или архимандриту разведать, какая сторона сказала правду, а какая солгала, и лживую сторону наказать. 4) Если обыскные люди скажут поровну, что половина по истце и половина по ответчике, тем дело не кончать, а назначать новый обыск и приказать старостам и целовальникам, чтобы они обыскали иными людьми, какая половина в прежнем обыске солгала, и с той половины, на которую доведут, что она солгала, выбрать из 100 чел. 5—6 чел. лучших людей и бить их кнутом, а духовных отсылать к святителю; на лживых же обыскных людях доправлять все убытки и проторы по обыску, а если по ложному обыску попытают (т. е. подвергнут пытке то лицо, о котором был обыск), то с тех обыскных людей взять бесчестье вдвое. Таким же порядком полагалось наказывать и тех обыскных людей, которые в одном обыске «двои речи говорят». 5) Если истец или ответчик сошлются на суде не на многих людей, а человек на 5 или 6 и те люди будут недостойны веры, то такими людьми не обыскивать, а вершить дело по суду и по делу (т. е. по тем данным, которые имелись и без обыска). Но если кто сошлется на боярина или дьяка или вообще на человека, заслуживающего доверия, то такой ссылки не отставлять и вершить дело по этой ссылке без поля и крестного целования. Точно так же не полагалось отставлять ссылки, когда кто сошлется на кого-либо из виновных, хотя бы это виновный был человек, т. е. примет вину на себя, если будет доказано, что он сказал неправду. 6) К старостам и целовальникам грамоты о произведении обысков полагалось посылать с недельщиками запечатанными. А старостам к сделанным ими обыскам полагалось прикладывать свои руки и посылать обыски с теми же недельщиками и также запечатанными. 7) Если в каком деле досудятся до поля, а истец и ответчик, став у поля, будут просить, чтобы присудили крестное целование, то поле полагалось отставить и дать на волю истца или ответчика: хочет — сам поцелует крест, хочет — даст целовать крест своему противнику.

II. В 1625 было издано узаконение относительно порядка при целовании креста. В этом узаконении предписывалось: 1) в Москве в судных делах целовать крест по-прежнему у Николы Старого, а к целованию допускать только три раза и далее тому человеку ни в каких исках креста не целовать; 2) в делах между русскими и иностранцами крест целовать в приказе, где дело производится, а не у Николы Старого; с иноземцев брать присягу по их закону; 3) к целованию креста допускать людей, имеющих не менее 20 лет от роду, а подставных, наемных людей к целованию креста не допускать; господа могли присылать за себя к крестному целованию своих слуг.

III. Узаконение, изданное в 1628, касается порядка явки в суд. В этом узаконении предписывалось: 1) если кто даст на себя поручную запись в том, что явится в суд, а сам не явится ни в первый срок, ни во второй, то на нем или на его поручителе доправить проести (т. е. уплату за то, что издержал истец), волокиты и расходы приставные; кто же не явится и в третий срок, на того выдавать бессудную грамоту; 2) если кто, начав тяжбу и дав на себя поручную запись, не дождавшись судебного решения, отъедет из Москвы, на том или на его поручителе взять проести и волокиты и решить дело по суду; 3) если истец, подав челобитную, не ходит в суд неделю, то ответчику его давать запись и отказать истцу в иске, если будет известно, что истец не явился в суд не по болезни; 4) если служилые люди, получив отсрочку для явки в суд ради службы, не являлись в суд по окончании службы и отсрочки, то им посылались новые позывные грамоты на другой срок, а если они не являлись и тогда, то с них взыскивались также проести и волокиты в пользу истца.

IV. В 1629 было издано новое узаконение о порядке явки в суд. По этому узаконению требовалось: 1) если кто по зазывным грамотам посылал вместо себя в суд родственников или доверенных из своих людей, то когда дело дойдет до обыска, доверенным не оставаться при обыске, а ехать в Москву; 2) если в исках на большую сумму по суду ответчик «даст на душу истцу», т. е. предоставит ему целовать крест, а тот, не целовав креста, пришлет своего человека, то уже предоставит на волю ответчика, допустить ли присланного человека к целованию креста; 3) поверенные по требованию суда до окончания судного дела должны были являться в суд; 4) если вызванные в суд дворяне или служилые люди, состоявшие на службе в дальних городах, по окончании службы и первой отсрочки не являлись в суд, то для явки им назначался поверстный срок; 5) если истец или ответчик, дав по себе поручную запись не уезжать из Москвы, уедет, то вершить дело без него и тем его обвинить; 6) кто самовольно не встанет на третью ставку к крестному целованию, то тем его и обвинить; 7) заемные кабалы, закладные записи и другие крепости из-за неовладения грамотой дающих подписывать отцам духовным, а за отсутствием таковых — родственникам; 8) если кто, выдав поручную запись в том, что не уедет из Москвы, уедет и если поэтому на поручителях взыщут проести, волокиты и иск, то поручители могут доправить это на уехавшем; 9) если истец напишет в жалобе имя ответчика или его слуги, а дойдет дело до целования креста и ответчик напишет другого своего человека к целованию, то целовать крест тому, кого написал в своей жалобе истец.

V. В 1642 было издано последнее до издания Уложения узаконение о судопроизводстве. По нему требовалось: 1) давать суд в насильственном завладении землей, крестьянами и всякими угодьями; а кто для укрепления за собой беглых крестьян будет брать на них кабалы и записи в большой ссуде, то в тех кабалах и записях суда не давать; 2) если ответчик, не сходя с суда, заявит на истца встречный иск, то давать ему суд в том же приказе, где заявит свой иск истец; 3) духовным вместо крестного целования назначать жребий, а людям их и крестьянам — крестное целование; 4) на всяких пашенных людей давать суд с 1 окт. по 1 апр., исключая разбой, татьбу, поличное и смертоубийство, в которых все судились немедленно по раскрытии преступления.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс