Русский балет за рубежом

Татьяна Михайловна Рябушинская (24 мая 1916 или 1917, Москва — 24 августа 2000, Лос-Анжелес)
Рябушинская родилась в Москве в одной из самых богатых купеческих семей Российской империи. Юная Татьяна должна была стать одной из наследниц богатейшего рода — но революция лишила семью всего имущества, наработанного в течение поколений. Спасаясь от большевистского преследования, семья эмигрировала. Маленькая Татьяна росла уже в Париже.

Мать, сама балерина, отдала дочку учиться балетному искусству — благо в Париже к этому времени в балетных педагогах недостатка не было: в Париже осела большая часть русской эмиграции, в том числе знаменитые танцовщики русских императорских театров. Русский балет пользовался в Европе огромным успехом, и родители отдавали детей в обучение к русским балетным танцовщикам-иммигрантам, надеясь обеспечить отпрысков безбедной карьерой.

Педагогами Татьяны стали бывший танцовщик московского императорского Большого театра, покинувший Россию еще в 1910 году и решивший не возвращаться туда после Октябрьской революции, поселившийся в Париже Александр Волинин, Ольга Преображенская и бывшая прима Петербургской императорской труппы (Мариинский театр) Матильда Кшесинская, открывшая свою школу-студию на дому.
Матильда Кшесинская и ее ученица

Ее супруг, великий князь Андрей Владимирович Романов, взял на себя вспомогательные функции: встречал учениц у дверей, поливал пол в зале для занятий и т.д.
Татьяна Рябушинская дебютировала в Show Souris revue (так стал по-французски называться театр-кабаре «Летучая мышь», созданный Никитой Балиевым в 1908 году в Москве и воссозданный им в Париже в эмиграции), — и тут же в 1932 году ее, 15-летнюю девушку-подростка, Джордж Баланчин пригласил работать в новый открывающийся театр — Ballets russes de Monte-Carlo.

Труппа Русские балеты Монте-Карло (фр.: Ballets russes de Monte Carlo; другое название Original Ballet Russe) была создана в 1932 году хореографом и балетным критиком Рене Блюмом (René Blum, убит при фашистском режиме) и Василием Григорьевичем Воскресенским (русским эмигрантом, известным под псевдонимом Полковник Базиль, создавшим в 1920-х годах русскую балетную труппу в Париже и работавшим одно время (1929 −1930) с оперной труппой Алексея Акакиевича Церетели.

Работа в этой труппе принесла Татьяне первую славу. На одной сцене с ней выступали другие танцовщики (большинство — русские), в том числе такие же юные, как и она: Ирина Баронова (1919—2008) и Тамара Туманова (1919—1996). Эти три юные звезды, которым было соответственно 15, 12 и 13 лет, работавшие в новой балетной труппе, сразу привлекли внимание балетных критиков.

Но не только известность и славу получила Татьяна Рябушинская в этой труппе. Через некоторое время ее мужем стал артист и хореограф Дэвид Лишин, работавший с ней на одной сцене, тоже происходивший из русской семьи, приехавшей во Францию после Октябрьского переворота.
В 1945 году Лишин и Рябушинская переехали в США, поселились в Лос-Анджелесе, Калифорния, где успешно продолжили балетную деятельность и открыли собственную балетную школу, в которой оба преподавали.

Рябушинская неоднократно выходила на сцены разных театров (American Ballet Theater, сокращенно: ABT под руководством Л. Чейз — в США; Балет театра на Елисейских полях (Ballet des Champs-Elysées) — во Франции; театр Ковент-Гарден и London Festival Ballet — в Англии; вместе с мужем работала в Австралии, где он поставил несколько балетов с труппой Эдварда Борованского Borovansky Ballet) с исполнением классических балетных партий и танцевальных дивертисментов, выступала в основном в постановках своего мужа Давида Лишина.
В конце 50-х гг., покинув сцену, она поселилась в Калифорнии, вела педагогическую работу в их с мужем школе. В 1972 году Татьяна Рябушинская овдовела: скончался ее муж Дэвид Лишин. Она продолжала жить в их калифорнийской вилле в Лос-Анджелесе, ухаживала за кошками, помогавшими ей перенести одинокую старость. Там, в Лос-Анджелесе она умерла в возрасте 83 лет.

Ольга Алекса́ндровна Спеси́вцева (18 июля 1895, Ростов-на-Дону, Российская империя — 16 сентября 1991, Нью-Йорк, США) — русская балерина.

Отец был провинциальным театральным актером. В семье, кроме Ольги, было ещё четверо детей. Когда Ольге исполнилось шесть лет, отец скончался от туберкулеза, оставив без средств к существованию большую семью. Мать Устинья Марковна, не в силах прокормить всех, вынуждена была отдать в детский приют при доме ветеранов сцены трех старших детей: Анатолия, Зинаиду и Ольгу. Туда принимали детей — актерских сирот на полное содержание. Все трое позже были приняты в Санкт-Петербургское театральное училище.

В Петербургском театральном училище Ольга училась в балетном классе К. М. Куличевской. Уже на выпускном спектакле Спесивцева показала себя талантливой классической балериной. «Наиболее способной из молодых дочерей Терпсихоры считают Спесивцеву, выдвинувшуюся на экзаменационном спектакле в балете „Сказка Белой ночи“», — сообщала «Петербургская газета»
Окончив училище в 1913 году, она тут же была принята на петербургскую сцену императорской балетной труппы, дебютировав на сцене Мариинского театра в балете «Раймонда» в исполнении одной из небольших партий. В дальнейшем свое искусство совершенствовала у Екатерины Вазем и Агриппины Вагановой.

Видя безусловный дар юной балерины, Фокин пригласил её работать с ним в Америке. Однако к этому времени она знакомится с литературным и балетным критиком-модернистом А. Л. Волынским, оказавшим на балерину огромное творческое влияние, а вскоре ставшим её гражданским мужем. Волынский был приверженцем классического балета и отметал новшества и балетные реформы, и Ольга Спесивцева под его влиянием отказалась от сотрудничества с Фокиным.

Но через год после отказа Фокину и через три года после начала балетной карьеры уже гастролировала с «Русским балетом Дягилева» в США. Она стала партнершей Нижинского в «Сильфидах» и «Призраке розы». Слава об этом балетном дуэте пересекла все границы и наметила совершенно новые рубежи для совсем ещё юной исполнительницы.

С 1918 года она уже ведущая танцовщица, а с 1920 прима-балерина Мариинского театра. С 1919 года Ольга Спесивцева начала заниматься у Вагановой, и эти занятия и передача опыта старшей балерины оказали огромное влияние. В 1919 году, когда стране было совершенно не до балета и всё вокруг крушилось, Ольга Спесивцева под руководством Вагановой подготовила главные партии в балетах «Жизель» и «Лебединое озеро». В том же году к её репертуару прибавляются «Корсар», «Баядерка» и любимая ею, одна из лучших ролей — Эсмеральда. Большая нагрузка и полыхающий послереволюционный Петроград приводят к болезни — начинается туберкулез. Возвращается на сцену она в мае 1921 года.

Расставшись с А. Л. Волынским вскоре после свершения Октябрьского переворота, она стала женой крупного советского чекиста Бориса Каплуна, который помог ей эмигрировать вместе с матерью в 1923 году во Францию, где в течение 1924—1932 годов выступала в парижском «Гранд-Опера», став ведущей приглашенной балериной Парижской Оперы. Одновременно с работой в Париже она находит время для гастролей. На гастролях 1927 года в Италии она танцует «Жар-птицу», «Лебединое озеро», «Свадьбу Авроры». В том же году Жорж Баланчин специально для неё поставил балет «Кошка» на музыку А. Соге. Вернувшись в Гранд Опера, Ольга Спесивцева приняла участие в балете «Трагедия Саломеи» на музыку Ф. Шмитта и Н. Гуэры.

После того, как пост главного балетмейстера занял Серж Лифарь, она исполняла партии в его балетах «Творения Прометея», «Вакх и Ариадна». Её французскими партнерами были русские артисты Вацлав Нижинский и Серж Лифарь, а также скрывающийся за русским псевдонимом Антон Долин английский артист Сидни Фрэнсис Патрик Чиппендалл Хили-Кей (Healey-Kay); через много лет Лифарь и Долин написали мемуарные книги о её трагической судьбе. Там же она вышла замуж ещё раз — за русско-французского танцовщика и педагога Бориса Князева.

С 1932 года Спесивцева работает с труппой Фокина в Буэнос-Айресе, а в 1934 году, на положении звезды, она посещает Австралию в составе бывшей труппы Анны Павловой, которой в это время руководит Виктор Дандре. А в это время её мать в Париже, не дождавшись возвращения дочери из дальней гастрольной поездки, уезжает в Россию.
Напряженная жизнь и неопределенность приводят балерину в отчаяние и подрывают её психическое здоровье. Она с Борисом Князевым открывает небольшую студию, пробует свои силы в педагогике, пытается поставить спектакль силами учеников. Однако балетной педагогикой занимается в первую очередь не она, а муж. Через некоторое время они расстаются.

Последнее ее выступление в Париже состоялось в 1939 году и после этого она переезжает в США.
У нее уже давно стали проявляться симптомы психического заболевания, а нездоровая эмигрантская обстановка постепенно обостряла эти явления. В 1943 году признаки болезни проявились особенно тяжело, она все более теряла память. Балерина вынуждена была прекратить балетную карьеру. 20 лет жизни (с 1943 до 1963) она провела в психиатрической лечебнице, память постепенно восстановилась, и выдающаяся балерина выздоровела. Однако вернуться к сцене она уже не могла по возрасту. Деваться ей было некуда, никого и ничего в чужой стране.

Последние годы она жила в пансионе на ферме Толстовского фонда (Tolstoy Foundation, Inc.), созданного младшей дочерью писателя Льва Толстого Александрой Львовной Толстой, в маленьком провинциальном городе Вэлли Коттедж (англ. Valley Cottage) в штате Нью-Йорк графства Рочестер, вблизи города Нью-Йорка, где Ольга Александровна Спесивцева скончалась 16 сентября 1991 года.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс