Положение дел в военных поселениях в начале XIX века

Н. Дубровин

Народ принял эту меру со страхом и трепетом, просил избавить его от зачисления в военные поселяне, и когда просьба не была уважена, то пытался оказать сопротивле­ние, но, испытав за то жестокое наказание, онемел.

Осенью 1817 года, когда императорская фамилия от­правилась в Москву, крестьяне остановили императрицу Марию Федоровну и просили ее защиты. Сверх того, несколько сот человек, вышедших из леса, остановили великого князя Николая Павловича и просили его о том же. Они говорили о том, что у них все отобрано и сами они изгнаны из домов. Они готовы были отдать все свое имущество, все, что нажили трудом, лишь бы только оставили их в покое.

— Прибавь нам подать, — говорили они, — требуй из каждого дома по сыну на службу, отбери у нас все и выведи нас в степь: мы охотнее согласимся; у нас есть руки, мы и там примемся работать и там будем жить счастливо, но не тронь нашей одежды, обычаев отцов наших, не делай всех нас солдатами.

Желания и просьбы не были исполнены: им дали форменную одежду и расписали по ротам, устроили в гумнах манежи и стали учить строю. Крестьянин, кото­рого хотели облагодетельствовать, принужден был обра­батывать поле, ходить на продолжительные строевые учения и кормить на свой счет от 8 до 12 солдат. […]

Такое положение дел в военных поселениях вызыва­ло всеобщее негодование и в особенности среди тех лиц, которые помышляли об освобождении крестьян и предоставлении им прав и самостоятельности.

После отечественной войны // Русская ста­рина. СПб., 1904. № 4. Т. 118. С. 14.

Миниатюра:  Боровиковский В.Л. Портрет императрицы Марии Фёдоровны

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс