Петр Первый видел цель государ­ства в обшем благе

В. Ключевский

Петр I своими понятиями и стремлениями близко подо­шел к идее правового государства: он видел цель государ­ства в добре общем, в народном благе, не в династическом интересе, а средство для ее достижения — в законности… Но обстоятельства и привычки помешали ему привести свое дело в полное согласие с собственными понятиями и намерениями. Обстоятельства вынуждали его работать больше в области политики, чем права, а от предшествен­ников он унаследовал два вредных политических предрас­судка — веру в творческую мощь власти и уверенность в неистощимости народных сил и народного терпения. Он не останавливался ни перед чьим правом, ни перед какой народной жертвой. Став преобразователем в европейском духе, он сберег в себе слишком много московского, допет­ровского царя, не считался ни с правосознанием народа, ни с народной психологией и надеялся искоренить веко­вой обычай, водворить новое понятие так же легко, как изменял покрой платья или ширину фабричного сукна. Вводя все насильственно, даже общественную самодея­тельность вызывая принуждением, он строил правомер­ный порядок на общем бесправии, и потому в его право­мерном государстве рядом с властью и законом не оказалось всеоживляющего элемента, свободного лица, гражда­нина.

Петру не удалось укрепить свою идею государства в народном сознании, а после него она погасла и в пра­вительственных кругах.

Курс русской истории: Лекция LXXIV. Соч. в 9 т. М., 1989. Т. 4. С. 329-330.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс