Партизанская война 1812 года

А. Кочетков

Русский народ уже двести лет не видел врага на своей земле. Поэтому появление вооруженных инозем­цев, которые вели себя как насильники, отнимали кров и пищу у людей, глумились над национальными святы­нями, вызвало священное чувство гнева и мести захват­чикам. Вооруженная борьба народа началась с первых шагов захватчиков по русской земле. К этому времени правительству и главному командованию стало совер­шенно ясно, что настоящая война не может быть по­бедно завершена только силами одной армии. Царь обратился с манифестами к народу. В свою очередь глав­нокомандующий Барклай-де-Толли, не дожидаясь указа­ний свыше о конкретных формах участия населения в войне, 21 июля обратился через смоленского губернато­ра к населению с призывом вооружаться и вести пар­тизанскую борьбу с врагом. Днем ранее в предписании Платову он требовал внушать жителям, чтобы они ло­вили и истребляли неприятельские патрули и мародеров, и разъяснять им, что «дело идет теперь об Отечестве, божьем законе, спасении жен и детей и имущества». Одновременно с подобными же призывами Барклай-де-Толли обратился к населению оккупированных врагом местностей.

Стихийная народная борьба с захватчиками, конечно, не нуждалась в «разрешении начальства», тем более что призыв Барклая запоздал на 10 дней. Однако обращение главнокомандующего, который не только разрешил, но и призвал население вооружаться, способствовало раз­вертыванию народной войны.

Партизанская война//В сб.: 1812-й год. К стопятидесятилетию Отечественной войны. М., 1962. С. 166.

Миниатюра: Важное открытие партизана Сеславина. Неизвестный художник.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс