Маврикий Стратег о выносливости славян VI — начала VII веков

Маврикий Стратег

Племена славян и антов сходны по своему образу жиз­ни, по своим нравам, по своей любви к свободе; их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране. Они многочисленны, выносливы, легко пе­реносят жар, холод, наготу, недостаток в пище. К прибы­вающим к ним иноземцам они относятся ласково и, ока­зывая им знаки своего расположения, [при переходе их] из одного места в другое охраняют их в случае надобно­сти, так что, если бы оказалось, что, по нерадению того, кто принимает у себя иноземца, последний потерпел [ка­кой-либо] ущерб, принимавший его раньше начинает вой­ну [против виновного], считая долгом чести отомстить за чужеземца. Находящихся у них в плену они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, ограничивая [срок рабства] определенным временем, предлагают им на выбор: желают ли они за из­вестный выкуп возвратиться восвояси или остаться там [где они находятся] на положении свободных и друзей?

У них большое количество разнообразного скота и пло­дов земных, лежащих в кучах, в особенности проса и пше­ницы.

Скромность их женщин превышает всякую человече­скую природу, так что большинство их считают смерть

своего мужа своей смертью и добровольно удушают себя, не считая пребывание во вдовстве за жизнь.

Они селятся в лесах, у неудобопроходимых рек, болот и озер, устраивают в своих жилищах много выходов вследствие случающихся с ними, что и естественно, опас­ностей. Необходимые для них вещи они зарывают в тай­никах, ничем лишним открыто не владеют и ведут жизньбродячую.

Сражаться со своими врагами они любят в местах, по­росших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются [засадами], внезапными атаками, хит­ростями, и днем и ночью изобретая много [разнообразных] способов. Опытны они также и в переправе через реки, превосходя в этом отношении всех людей. Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто неко­торые из числа остающихся дома, будучи застигнуты вне­запным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, вы­долбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне [реки], дышат с по­мощью их; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их [при­сутствии]. А если случится, что камыши бывают видимы снаружи, неопытные люди считают их за растущие в воде, лица же, знакомые [с этою уловкою] и распознающие ка­мыш по его обрезу и [занимаемому им] положению, прон­зают камышами глотки [лежащих] или вырывают камыши и тем самым заставляют [лежащих] вынырнуть из воды, так как они уже не в состоянии дольше оставаться в воде.

Каждый вооружен двумя небольшими копьями, неко­торые имеют также щиты, прочные, но трудно переноси­мые [с места на место]. Они пользуются также деревянны­ми луками и небольшими стрелами, намоченными особым для стрел ядом, сильно действующим, если раненый не примет раньше противоядия или [не воспользуется] други­ми вспомогательными средствами, известными опытным врачам, или тотчас же не обрежет кругом место ранения, чтобы яд не распространился по остальной части тела.

Не имея над собой главы и враждуя друг с другом, они не признают военного строя, неспособны сражаться в правильной битве, показываться на открытых и ровных местах. Если и случится, что они отважились итти на бой,то они во время его с криком слегка продвигаются вперед все вместе, и если противники не выдержат их крика и дрогнут, то они сильно наступают; в противном случае об­ращаются в бегство, не спеша померяться с силами непри­ятелей в рукопашной схватке. Имея большую помощь в лecax, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают [как бы] под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумывае­мыми ими способами с целью заманить противника. (…)

В общем, они коварны и не держат своего слова отно­сительно договоров; их легче подчинить страхом, чем по­дарками. Так как между ними нет единомыслия, то они не собираются вместе, а если и соберутся, то решенное ими тотчас же нарушают другие, так как все они враждебны друг другу и при этом никто не хочет уступить другому.

Стратегикон. VI— начало VIIв. — Цит. по: Мишулин А. В. Древние славяне в от­рывках греко-римских и византийских писателей по VIIв. н.э. // Вестник древней истории. 1941. Т. 1. С. 253-254.

Миниатюра: Б. Ольшанский. Из темной глубины веков

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс