Коллизия между образованием и службой у русского дворянства

А. Романович-Славатинский

Как видно из записок Энгельгардта, в одном Преоб­раженском полку считалось таких сержантов более 100 человек, а недорослям не было и счету. До каких раз­меров обычай этот дошел при Екатерине II, можно ви­деть из следующего примера: сын знаменитого А.И. Би­бикова 2 лет был записан в гвардию, а 9 произведен в офицеры. […] Вязмитинов, бывший впоследствии воен­ным министром, также ребенком был записан в один из армейских полков солдатом. Неудивительно, что Па­вел I, как свидетельствует Энгельгардт, дворян, служив­ших в гвардии, называл тунеядцами. […]

С учреждением московского университета произошла коллизия между обязанностию службы и обучения. Кол­лизия эта, благодаря участию Ив. Ив. Шувалова, разре­шилась в пользу образования. […]

Ходатайство Шувалова было уважено, и дворянские недоросли, записанные в полки солдатами, отпущались в императорский московский университет для обучения наук: так, напр., ф.-Визин, записанный 10 лет в Семе­новский полк солдатом, в том же, 1754 г., отпущен был в университет. В полку за обучение производили его в чины, а в университете сделали студентом […]. Но дво­рянские недоросли, записанные в полки солдатами, а в университет студентами, во всякое время могли быть потребованы герольдмейстером на службу.

Дворянство в России от начала XVIII века до отмены крепостного права. СПб., 1870. С. 129, 174.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс